просмотры: 562

Очередные казусы законодательных новелл

Текст: Марьяна Долгополова Фото: архив ИД «Реноме»
По сложившейся традиции, в конце года депутаты Государственной думы России занимаются рассмотрением весьма непопулярных в народе законопроектов. Не стал исключением и 2020-й — внимание депутатов привлекла бесконтрольная, с их точки зрения, просветительская деятельность, которую необходимо регламентировать.

 


Инициатором весьма одиозных нововведений выступила группа сенаторов Совфеда и депутатов Госдумы, которые в своих палатах работают в схожих комиссиях по защите госсуверенитета и безопасности РФ. Формально законопроект называется «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Именно его на заключительной сессии госпарламента представили главы комитетов — сенатор Андрей Климов и депутат Василий Пискарев. Они не скрывали, что документ направлен на ограждение от губительного зарубежного влияния: «бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде <…> пропагандистских мероприятий». Законотворцы (у проекта 15 соавторов) дали определение просветительской деятельности и предложили упорядочить ее процессы во избежание вмешательства во внутренние дела РФ. Новоиспеченный билль согласовали в первом чтении, отправив концепцию на доработку перед вторым слушанием.

Представители общественности, культуры, науки и образования внимательно прочли документ, изумившись неоднозначным нюансам. Вроде бы законопроект касается учебного процесса, но формулировка просветительской деятельности трактуется весьма широко: «осуществляемая вне рамок образовательных программ деятельность, направленная на распространение знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов». Получается, это любое просветительство, которое выходит за рамки госстандарта школьного и студенческого образования. В том числе и дополнительное, поддерживаемое грантами, фондами, международными организациями и проч. При этом «порядок, условия и формы ведения просветительской деятельности, а также контроля за ней устанавливаются Правительством РФ». А заниматься ею смогут те, кому разрешили: «физические лица, индивидуальные предприниматели и (или) юридические лица», соблюдающие правовые акты РФ и требования, указанные в данном ФЗ.


Вероятно, документ разрабатывался на злобу дня, дабы уберечь неокрепшие умы от участия в разного рода акциях и протестах. Но, как это нередко бывает, не задумываясь, причесали все под одну гребенку. Из буквы закона следует, что просветительская деятельность как некое неформальное образование касается любых публичных выступлений деятелей искусства, науки, блогеров и даже каких-либо рассуждений в небольшой компании. Нельзя высказываться во избежание «разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни <…> сообщения недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов». Вероятно, достоверность определят чиновники, ведь в научном мире нет единого мнения на одну проблему. С принятием закона ученые рискуют превратиться в догматиков, а не исследователей. Цензурированием займется уполномоченный орган, выдавая заключение на осуществление просветительства, если не найдет каких-либо противоречий с новым законом в призме госполитики страны, «подрыва конституционного строя» и пересмотра истории. Любая агитация попадает под контроль властей. Политикам предстоит следить за своими речами — мало ли! В принципе это может касаться и книгоиздания, если в брошюре, к примеру, будет призыв поехать куда-то и посмотреть что-то. Авторам придется получать «одобрям-с» через бюрократические препоны.


Казалось бы, в законопроекте должны быть прописаны меры поддержки просветительской деятельности, но их там нет! Все уточнения направлены на искоренение альтернативного мнения и лицензирование просветителей: устроителей выставок, инициаторов семинаров, организаторов фестивалей и проч. Это относится и к проведению экскурсий, театральных постановок, музейных экспозиций. Что касается международного сотрудничества, то данный билль предполагает проводить обмен школьниками и преподавателями на основе соглашений с разрешения профильного министерства либо региональных (муниципальных) органов власти. Возможно, представители зарубежных вузов и захотят проводить встречи с российскими школьниками, зазывая их на бесплатное обучение по своим программам. Но в этом случае закон должен быть несколько другой.


Не удивительно, что данная законодательная инициатива вызвала серьезную дискуссию в регионах страны, ведь времена фонда Сороса в РФ давно прошли, а российские просветители не являются оппозицией государственных устоев — в Госдуму полетели петиции против его принятия. Люди не хотели, чтобы скандальный документ получил одобрение к действию, как некогда закон о повышении пенсионного возраста. Дабы не поставить крест на развитии международных образовательных программ, свободе слова. Запрещается любой намек на дискредитацию госполитики в целях защиты от «негативного иностранного вмешательства». В итоге протестную петицию подписали свыше 230 тыс. российских граждан, билль уверенно прошел второе чтение без изменений. Ожидается, что обновленный Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» вступит в силу 1 июня 2021 года, и о духе просвещения россиянам сможет напомнить лишь стихотворение Александра Пушкина. 

 

Семен Сендерский, депутат Городского совета депутатов Красноярска, координатор регионального отделения ЛДПР:

— На мой взгляд, это еще один пример того, как власть продвигает свои идеи, не обращая внимания на мнение общества, специалистов и экспертов. К сожалению, законопроект создаст дополнительные сложности для культурно-просветительской деятельности популяризаторов. Казалось бы, преследуется благая цель — защитить российское общество от негативного воздействия враждебных идеологий, которые могут скрываться за ширмой просветительской работы. На самом деле, такие примеры в истории действительно были. Но в этом случае всем, кроме авторов закона, очевидно, что вместе с грязной водой выплескивается и ребенок. Представители практически всех научных и просветительских организаций выступили против принятия данной законодательной инициативы: десятки академиков и член-корреспондентов Российской академии наук, сотни ученых вузов страны. Петиция против законопроекта, размещенная на сайте www.change.org, очень быстро набрала более 200 тыс. подписей. В воззвании подчеркивается, что предлагаемый закон прописывает ряд ограничений, которые в целом негативно отразятся на развитии просвещения в России. Ученые размещают в интернете короткие видеообращения, отмечая, что требование лицензировать научно-просветительскую деятельность фактически запрещает популяризировать науку. Уверен, что прежде чем принимать данный закон, необходимо семь раз отмерить, а именно провести широкое обсуждение с научным, преподавательским, журналистским сообществом. Чтобы не получилось так, что «хотели сделать как лучше, а получилось как всегда»...

 

Ольга Роньжина, кандидат юридических наук кафедры конституционного, административного и муниципального права СФУ:

— В законопроекте две основные статьи: одна касается понятия просветительской деятельности, другая вводит разрешительный порядок заключения образовательными организациями соглашений с зарубежными учреждениями образования. С юридической точки зрения он получился несколько ущербным, так как целью его принятия является воспрепятствование иностранному влиянию на российское общество, а не развитие просветительства. Само понятие просветительской деятельности предложено настолько обширно, что может включать в себя все что угодно: от блога «Добрый сантехник» до советов бабушки у подъезда. Согласно законопроекту к просветительству относится распространение знаний и опыта в целях интеллектуального, творческого, физического, профессионального и любого другого развития человека. Здесь вам и информация по замене шарового крана, и новый рецепт солений для соседок, и музейная деятельность, и журналистские репортажи, и презентация новой книги — все подпадает под просветительство, так как закон не указывает на форму распространения умений и навыков. Поправки содержат отсылочные нормы, поручающие правительству установить порядок, способы, формы осуществления просветительской деятельности и ее ограничения. Проект не учитывает, что «заурегулировать» просвещение невозможно, а госорганы не способны правовыми средствами проконтролировать распространение навыков, умений, а главное, стремление человека к самообразованию.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2021
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®