просмотры: 911

Национальная идея как двигатель экономика

Текст: Мария Назарова Фото: архив ИД «Реноме»
Депутаты Законодательного собрания утвердили поправки в закон «О государственной поддержке субъектов агропромышленного комплекса края». Но будут ли они работать в тех условиях, в которых сегодня вынуждены существовать аграрии?
Своим видением ситуации в отрасли поделился Борис Мельниченко, директор ЗАО «Солгонское», депутат Законодательного собрания Красноярского края, руководитель регионального отделения Всероссийской политической партии «Партия Возрождения Села».

- Борис Владимирович, каким стал 2015 год для регионального сельскохозяйственного комплекса? 


-Согласно отчету, представленному министром сельского хозяйства края, показатели по сравнению с предыдущим годом стабильные: рентабельность составила 14,7% — это с учетом государственной поддержки, без нее рентабельность не дотягивает и до 2%. Что касается других показателей, то в животноводстве рентабельность снизилась, а в зернопроизводстве, напротив, немного повысилась за счет роста цены на зерно, которая уже пять лет удерживалась на очень низком уровне. Это и дало в среднем стабильную динамику. На первый взгляд, результат положительный. Но я хочу напомнить, что специалисты института экономики Красноярского аграрного университета давно представили официальные данные о том, что рентабельность, при которой сельхозпредприятие может существовать без убытков для экономики в целом, - 30%. Это понимают и в краевом министерстве сельского хозяйства. А с этой точкой зрения наши 14,7% означают убытки для региональной сельскохозяйственной  экономики в размере 15,3%. И согласиться с таким положением мы не имеем права, тем более что производство мяса КРС остается высокоубыточным.


Что еще нам следует понимать, говоря об итогах года: все плюсы, которые отмечены в отчетах, - это не прибыли, лежащие на счетах, а лишь показатели прошедшего периода, которые не дают возможности адекватно оценить перспективу и понять, что же будет с отраслью завтра. Уверен, что подобную систему отчетности давно пора менять, и не только в аграрной отрасли, но и во всех остальных. Реальная ситуация в сельском хозяйстве на сегодня такова: средства производства повысились в цене на десятки процентов, в то время как цена, по которой реализуется наша продукция, снижается на 10-20%.  Диспаритет цен был всегда, но такого дисбаланса мы не видели ни разу за последние 20 лет. Простой пример: за год с небольшим цены на минеральные удобрения выросли на 60%, средства защиты растений подорожали на 50%. И в этом году рост продолжится. Все это, несомненно, может привести к краху, если в кратчайшие сроки на уровне федерации не будут приняты соответствующие решения о выделении дополнительной государственной поддержки аграриям. Ведь народный бюджет в своей расходной части в первую очередь должен предусматривать главные направления: оборона страны и ее продовольственная безопасность. Мы все знаем, что оборонная отрасль до недавнего времени переживала непростые времена, но ее удалось реанимировать. Сегодня пришло время возрождать продовольственную безопасность. Боюсь, правда, обойдется это в десятки раз дороже, тем более что нам вряд ли повезет так, как оборонным предприятиям, — второго Шойгу мы не увидим.


- Однако, по официальным данным, АПК края в 2015 году получил наибольший объем господдержки среди регионов Сибири… 


- Вот только в этих объемах федеральных средств - кот наплакал. Основная их часть направляется в агрохолдинги, не обремененные социальной нагрузкой, которые не несут никакой ответственности за развитие сельских территорий. Недавно Дмитрий Медведев вновь объявил о том, что регионам будут выделены субсидии для поддержки крестьян. Но, я думаю, Счетной палате РФ давно пора проверить механизмы и «дорожную карту» расходования ресурсов, направляемых из федерального бюджета в поддержку сельскохозяйственных предприятий регионов.


Еще один важный вопрос - условия предоставления субсидий. Я согласен, что логично увязывать их с уровнем средней заработной платы на сельхозпредприятиях или с развитием социальной инфраструктуры. Но ставить объемы выделяемой господдержки в прямую зависимость от сдерживания цен на вырабатываемую продукцию, может, и правильно по сути, но совершенно нереально в нынешних условиях, когда сельхозпредприятия вынуждены реализовывать свои товары по цене ниже себестоимости. При этом надо понимать, что господдержка — уже чисто политический шаг, она никогда не компенсировала крестьянам то, что они недополучали из-за низкого потребительского спроса населения. Сегодня большинство жителей края испытывает финансовые трудности по причине крайней закредитованности, продукты питания приобретаются по остаточному принципу, причем выбор делается в пользу более дешевых. Субсидии, выделяемые государством аграриям, должны компенсировать тот объем средств, которые сельхозпредприятия недополучили вследствие низкой покупательской способности населения. В таком случае у крестьянина не будет необходимости брать кредит больше, чем на полгода, то есть пока государство не подсчитает, сколько именно должна составить
эта компенсация.


Или же, продолжая тему кредитования сельхозпроизводителей, почему бы не субсидировать кредиты, которые берутся ими на строительство социальных объектов? За примером далеко ходить не надо: кредитный портфель ЗАО «Солгонское» на сегодня составляет 500 млн рублей (кредиты брались на расширение и обновление производства) и равен объему финансирования, который мы за 10 лет направили на развитие социальной инфраструктуры сельского совета. Таким образом, была обеспечена стабильность не только самого предприятия, но и территории, на которой оно расположено. А в ответ мы получили косые взгляды со стороны власть имущих, которые недовольны тем, что у жителей появились социальные гарантии, и попросту завидуют успешному предпринимательству вместо того, чтобы его поддерживать и тем самым способствовать дальнейшему развитию. К сожалению, приходится констатировать: труд сегодня в России не в почете, никто не хочет работать. Это результат политики, проводимой в нашей стране годами, в том числе следствие приватизации государственной собственности. Считаю, что этот процесс нужно прекратить как можно скорее, а вся госсобственность, которая не была приватизирована, должна стать индикатором состоятельности правительств регионов и Федерации. Вместо того чтобы раздавать все в частные руки, тем самым демонстрируя собственную несостоятельность, им уже пора показать малому и среднему предпринимательству, как надо работать. Однако тенденция разгосударствления набирает обороты, а количество чиновников в структурах исполнительной власти при снижении доли государственной собственности отнюдь не уменьшается.


- А как вы оцениваете перспективу приобретения аграриями земельных участков, находящихся в собственности края


- Я против того, чтобы земля находилась в частной собственности. Для чего? Ее ведь в вагоны не погрузишь и не увезешь. Если же это делается в надежде, что собственную землю будут лучше обрабатывать, — отнюдь не факт. Можно добиться того, чтобы предприятия эффективно работали и на государственной земле, но только при условии грамотной политики. Сегодня же власти хотят сделать из этого бизнес, мотивируя тем, что у аграриев в таком случае появится возможность использовать землю в качестве залога для банков. На самом же деле банки сегодня не рассматривают в качестве залога даже недвижимость, о земле речь не идет. Кроме того, у крестьян просто нет средств: при уровне закредитованности, превышающем 100% от выручки, им еще нужно постараться найти деньги для того, чтобы выкупить эти участки в надежде на то, что через полгода государство их просубсидирует. Но в нынешних условиях изъять на полгода средства из оборота для сельхозпредприятия не есть хорошо…


Проблема, на которой краевым и федеральным властям действительно стоит сконцентрировать внимание, - это обилие дешевого фальсификата на полках наших магазинов, которым буквально травят людей. Однако бороться с этим явлением государство боится: во-первых, это огромный труд, а во-вторых, если на прилавках останутся только качественные товары, то они попросту опустеют, а это может вызвать социальный взрыв со стороны населения. Ведь качественные продукты питания по определению не могут быть дешевыми. И даже сегодня, когда мы вынуждены продавать свою продукцию по цене ниже себестоимости, мы все равно не в состоянии составить конкуренцию фальсификату, цена которого в разы ниже, в особенности если это контрабандный товар. К тому же и наши российские хозяйства, в том числе местные, демпингуют, вынужденно вырезая скот, потому что не могут содержать его и развивать экономику.


- В таких условиях можно ли говорить о развитии сельского хозяйства, об устойчивости сельских территорий?  


- Говорится об этом много, но реальных, действенных мер, к сожалению, мы не видим. Есть множество примеров того, как перспективные начинания в сфере малого предпринимательства почти сразу разрушались по причине высокой концентрации внимания надзорных органов. Безусловно, нормативная база необходима, и ее нужно соблюдать, но это должны быть разумные требования, разработанные с учетом российской действительности, а не базирующиеся на американских или европейских традициях. В связи с этим сегодня Агропромышленный союз Красноярского края работает над созданием структур, которые будут оказывать поддержку аграриям, и в первую очередь малым формам хозяйствования, не имеющим возможности в своем штате содержать отдельную единицу для решения в том числе юридических вопросов.


Кроме того, наша задача - на уровне края обеспечить взаимодействие муниципалитетов с хозяйствующими субъектами, а также с ведомственными структурами, которые должны оказывать услуги населению. Необходимо пробудить у власти ответственность за благополучие районов нашего региона, нашей страны, за наше общее будущее. Напомнить о том, что государственный бюджет должен работать на народ, а не на некие высшие слои населения. Вот о чем нам всем стоит задуматься: а как же национальная идея «сохранения человечества»? Чаще всего ее трактуют как увеличение численности населения России. Я же идею Солженицына понимаю как сбережение сегодня живущего человека.

Журнал Renome №01 (117)2016 год http://idrenome.ru/pressa/pbl/detail/1299#gopressa

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2021
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®