просмотры: 865

Есть традиции добрые в комсомольской семье

Светлана Баженова
29 октября – день рождения ВЛКСМ. Глобальные перемены, сотрясавшие нашу страну в 1991 году, заслонили собой ликвидацию Ленинского коммунистического союза молодежи. Никто не устраивал по этому поводу демонстраций протеста. Однако мы о комсомоле не забыли. Да разве можно не вспоминать свои комсомольские годы, хотя бы потому, что это была ваша молодость – веселая и бесшабашная пора.

Комсомольский вожак – это не морально-нравственная оценка, это просто оценка склада личности. Генеральный директор ООО «Сибирский производственно-инвестиционный центр «Капитал» Наталья Сысоева, в прошлом первый секретарь Центрального райкома комсомола г. Красноярска, из породы именно таких людей.


– Когда я спрашиваю себя, чем занималась в жизни, то отвечаю себе: только тем, что сама придумывала и сама же вынуждена была выполнять. Люди видели, как я всегда работаю, и поэтому сначала избрали меня секретарем комсомольской организации поначалу в школе, потом на телевидении, где я комсомольской работой занималась параллельно с моей профессиональной нагрузкой. Мы проводили разные мероприятия, поездки для обмена опытом между комсомольскими организациями. Вместе с Людмилой Ивановной Батынской, редактором «Красноярского комсомольца», мы собирали вещи для пострадавших от землетрясения в Спитаке.


Конечно, мне в жизни очень повезло на людей. С удовольствием вспоминаю своих комсомольцев. Нынешний президент Союза строителей Разим Абасов тогда работал заместителем секретаря в УКС КЗТ. Первый заместитель губернатора Василий Кузубов был секретарем комсомольской организации. Игорь Бесфамильный, сейчас он руководит крупнейшей организацией «Красноярскэнергоспецремонт», был комиссаром первого отряда МЖК. Туда, чтобы получить квартиру, вступали уже взрослые люди, многие с высшим образованием. Они увольнялись со своих предприятий и учились строительным специальностям. Девушки становились штукатурами-малярами, парни – монтажниками. И настолько в МЖК все было организовано достойно и мудро, что люди, уже получив квартиры, сохраняли добрые отношения, дружили семьями. Не так давно мы вместе отмечали 15-летие пуска первой очереди МЖК.


У нас в начале девяностых были уникальные возможности по сравнению с предыдущим поколением комсомольцев. Государство приняло решение – молодежные хозрасчетные предприятия не будут облагаться налогом, что дало возможность желающим при поддержке райкомов комсомола создать свои предприятия. Молодежный центр «Старт» завозил компьютеры в город; молодежный центр пединститута «Феникс» в общежитии на Лебедевой, рядом с которым негде было купить продуктов, сделал магазинчик; центр «Курсив» стал выпускать книжки. Государство давало возможность часть средств от деятельности молодежных центров передавать на поддержку своих комсомольских организаций, поэтому я не понимала, почему в 91-м райкомы комсомола начали закрывать. Ведь на самом деле они были отличным механизмом поддержки молодежных начинаний.


 


Самоликвидация по принципам демократического централизма


И все же колосс, имя которому комсомол, оказался на глиняных ногах. У него были свои источники финансирования: издательство «Молодая гвардия», бюро молодежного туризма «Спутник», гостиницы, дома отдыха. Но 22-й чрезвычайный съезд ВЛКСМ в 1991 году посчитал политическую роль ВЛКСМ исчерпанной. Почему?


– У руководящих работников был большой отрыв от реальности, – вспоминает бывший первый секретарь Октябрьского райкома комсомола, а ныне директор Октябрьского совхоза Игорь Стрижнев. – На районном уровне это не чувствовалось, а, будучи делегатом 21 съезда комсомола, я ощутил, как далеки от жизни работники аппарата ЦК комсомола. Начало 21 съезда комсомола, саму повестку все пытались пустить по накатанной колее, хотя людей интересовали уже совершенно другие вещи. Вышел, помню, на трибуну председатель Всесоюзной пионерской организации в возрасте под пятьдесят и начал с трибуны по бумаге что-то рассказывать. Один раз ему подсказали, два, потом уже он засмеялся, все понял и ушел. На мой взгляд, в комсомоле слишком мощным был принцип централизма, очень высока роль одного человека. Поэтому получилось так, что и комсомол, и партия самоликвидировались по команде сверху.


Освободившуюся нишу молодежной организации огромной страны по логике мог бы занять уже существовавший Российский союз молодежи. Но ни тогда, ни сейчас, спустя 16 лет после его создания, по масштабности и влиянию он даже отдаленно не смог приблизиться к комсомолу. То же самое можно сказать и о «Наших», и о благополучно почившем Всероссийском молодежном движении «Лебедь».


Спрашиваю Наталью Сысоеву:


– Почему на сегодняшний день так и не нашлось замены комсомолу?


– Стержня нет, людей, которые бы это организовали. Дело не в помещениях, не в том, что нечем платить за телефоны. Никто из нас, бывших комсомольских лидеров, таким стержнем не стал. Даже для своих детей. Жизненные реалии вынуждали нас выживать. Нам всем по 25-30 лет, у всех семьи, нужно было кусок хлеба зарабатывать. Потом мы пропустили время юности своих детей. Не научили. Не помогли. А они сами не могут организовать.


 


Проверка в боевых условиях


Стройотряды с восторгом вспоминают все бывшие комсомольцы. Никогда не задумывалась о финансовой стороне этого дела, но, рассуждая логически, понимаю, что влетало это удовольствие комсомолу в копеечку. Например, студенты моего института на Сахалине рыбу шкерили. Мало того что летели мы туда самолетом, кормили-поили нас бесплатно, так еще и денег за два месяца заплатили вполне прилично. Ну неужели в том же самом Хабаровске, который на 4000 км ближе к месту ловли рыбы, чем Красноярск, не нашлось на эту работу сорока студентов? Фишка, как говорит нынче молодежь, была в том, чтобы дать молодежи мир посмотреть.


Ни на больную, ни на здоровую голову не придет мне сейчас мысль поехать туристом в те потрясающие места. Но телячий восторг, в котором мы пребывали все два месяца жизни на Сахалине, помнится до сих пор. И от природы, и от экстрима (месяц под проливным непрекращающимся дождем!), и от чувства братства, которым мы прониклись друг к другу. Что удивительно – даже кисейные барышни закрывали глаза на бытовые неудобства, плохое жилье, общепитовские харчи. И ехали со стройотрядом в очередную тьмутаракань во второй, в третий раз. За эту романтику лично я простила комсомольским боссам все моральные унижения, через которые пришлось пройти в крайкоме комсомола всему нашему отряду во время его формирования.


Романтика, конечно, романтикой, но в таких непростых условиях цена каждому человеку проверялась на раз. И очень быстро становилось ясно – по назначению человек – лидер или по своей природе. Не случайно губернатор Хлопонин, заинтересованный в хороших кадрах, возрождает у нас в крае стройотрядовское движение.


– В двадцать первом веке наиболее востребованы люди, предлагающие идеи, и лидеры, способные эти идеи воплотить, – сказал он участникам Красноярского краевого студенческого отряда, работающим на строительстве Богучанской ГЭС. – Я приметил у вас пару десятков таких молодых людей.


Кстати, мониторинг кадров – тоже традиция, идущая из комсомола, как и система их подготовки: человек, не получив определенных навыков управления, не мог занять следующую ступень.


Комсомольская система подготовки кадров дала хорошие результаты: многие первые лица страны, руководители предприятий в самых разных отраслях – выходцы из ВЛКСМ. И все же не управленцами едиными был жив комсомол. И, видимо, в 1991 году закончился срок, отведенный комсомолу в нашей истории, чтобы настало время новых идей. И они обязательно должны родиться – ведь природа не терпит пустоты.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2021
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®