просмотры: 88

Возвращение 90-х, у опасной черты

Василий Касаткин
Национальные интересы и суверенитет выставляются на распродажу

Красноярск живет ожиданием мартовских стартов Зимней универсиады и готовится к еще одному большому событию начала весны — XVI-му КЭФ, который теперь подновил вывеску на модное и громкое: «Российский саммит конкурентоспособности». Как будто такие лексические корректировки способны сделать жизнь сибиряков более комфортной и социально устойчивой. Пока же на фоне ярких фраз жизнь продолжает стремительно дорожать, а доходы большей части населения как в Сибири, так и в стране в целом — неуклонно сокращаться.


 


Не в своих интересах


Вот и за вывоз мусора красноярцы теперь платят больше, и проезд в общественном транспорте в краевой столице уже с марта станет на 4 рубля дороже. И экологическая обстановка в Красноярске, несмотря на большие обещания властей всех уровней как-то исправить ситуацию, тоже который год остается стабильно тяжелой. Думалось, вот в соседней Хакасии с приходом нового губернатора, выдвинутого от социально ориентированных коммунистов, появится пример управления регионом с рачительным хозяйствованием и защитой народных интересов. Но пока новости с территории носят несколько иной смысловой оттенок: то повторяющиеся коммунальные аварии, то выписывание главой региона премий некоторым чиновникам из состава местной администрации за непонятно какие заслуги.


Упорно замалчивается центральными СМИ ситуация, сложившаяся вокруг активов Группы компаний En+, в состав которой, как известно, входят «РУСАЛ» с его металлургическими гигантами, включая Красноярский алюминиевый завод, и «ЕвроСибЭнерго», владеющая в том числе красноярской ГЭС. Согласно  просочившейся в Интернет информации, условием снятия с упомянутых компаний американских санкций стало требование к прежде мажоритарному акционеру Олегу Дерипаске снизить свои доли в компаниях с почти 70% до 44,95%. Также г-ну Дерипаске пришлось смириться с тем, что подавляющее большинство членов совета директоров En+ теперь должны быть так называемыми независимыми от него персонами. При этом 6 членов совета должны обладать гражданством США и Британии. Кроме того, Вашингтон получает право на дальнейшие проверки связей En+ и «РУСАЛа» с Олегом Дерипаской или связанными с ним сторонами. Выходит, штурвал управления En+ отныне в новых руках. Вот такие они — суровые последствия «встраивания» российской экономики в глобальный мировой рынок. А по существу это не что иное, как элементарная сдача стратегически важных национальных отраслевых позиций откровенно враждебным России англосаксам. Вполне мирненько так, по-тихому.


С такой экономической политикой государству недолго и «без штанов» остаться. Зачем тогда все эти «разрекламированные» новейшие российские вооружения — что они будут защищать, если целые отрасли без боя противнику отдаем? А то, что США — оппонент, не желающий сотрудничать с Россией (и не только) в рамках норм международного права, не скрывает сам американский истеблишмент. Тот самый, что размахивает санкционной дубинкой направо и налево, нагло вторгается в дела других стран и устраивает в разных точках планеты цветные революции, локальные конфликты, а порой не брезгует даже финансированием международного терроризма.


Для национально ориентированной части российского экспертного сообщества уже давно не секрет, что вести с американцами равный диалог возможно исключительно с позиции силы. Другого языка, к которому привыкла российская интеллигентная и законопослушная дипломатия, «ковбои», увы, не понимают. К слову, очередной пакет санкций, которым США грозят Российской Федерации, многие эксперты расценивают уже никак иначе как объявление нам войны. В таких условиях дальнейшее заигрывание с хищником только усугубит ситуацию и может спровоцировать англосаксонский запад на еще более агрессивные, не исключая милитаристские, действия.


 


Движение по кругу


К сожалению, либерально-буржуазное крыло российского руководства, а, похоже, именно оно сегодня доминирует в управленческих звеньях государства и диктует стране правила «игры», не только не способно на твердые волевые действия по защите государственных интересов и социальных завоеваний предыдущих поколений, но, скорее всего, попросту этого не желает. При отсутствии стержня, в том числе четко сформулированной созидательной идеологии, способной скреплять нацию в монолит с опорой на базовые нравственные ценности и конкретику целеполагания, общественно-политическая и экономическая стабильность по существу подменяется элементарной стагнацией, где странные цифры — 1,3%–1,5% — почему-то считаются годовым «ростом ВВП». О каких «прорывах» в проектно-инфраструктурном развитии, широко декларируемых сегодня с самых высоких трибун, в такой ситуации можно всерьез рассуждать? Страна, управляемая  «лоцманами» – выходцами из 90-х, поборниками либерального экономического курса, опирающимися на рыхлый, ненадежный фундамент олигархического капитала, созданного в бандитскую постперестроечную эпоху и откровенно игнорирующего народные чаяния, в результате увязла во всеобъемлющей коррупции и теперь бродит по бездорожью псевдореформ в поисках новых ориентиров.


Как объективный диагноз тревожных симптомов — показатели социальных опросов, свидетельствующие о достаточно глубоком падении рейтингов партии власти, федерального правительства. Пенсионная авантюра, не выдерживающая никакой аргументированной экспертной критики, стремительное удорожание всего и вся, растущая пропасть в доходах между верхушкой чиновничества, топменеджментом крупных компаний и большей частью населения, неуверенность многих в завтрашнем дне из-за туманных социально-экономических перспектив, невнятность российской внешней политики толкнули вниз авторитет так называемой управленческой элиты. Согласно исследованиям ВЦИОМ, только пятая часть российского общества принимает нынешний экономический курс, остальные граждане не видят в нем рационального зерна, а многие и вовсе резко осуждают.


«Наверху» это, конечно, понимают, но, судя по всему, в рамках сложившейся системы оперативно изменить к лучшему градус социального самочувствия чрезвычайно сложно. На прошедшем в феврале этого года в Сочи Российском инвестиционном форуме глава российского кабинета министров Дмитрий Медведев в своем выступлении прямо указал на высокую потребность граждан в социальной справедливости, а также на необходимость адресной ответственности чиновников за плохую работу. И, действительно, есть отчего переживать.


Например, по данным Росстата, реальные доходы населения России в 2018 году продолжили падение пятый год подряд: в 2014 году они сократились на 0,7%, в 2015-м — на 3,2%, в 2016-м — на 5,8%, а в 2017-м — еще на 1,2%. Среди основных причин такого положения дел специалисты называют застывшие на уровне статпогрешности темпы экономического роста, увеличение налоговой и тарифной нагрузки на бизнес, неуютные процентные ставки рефинансирования, высокую реальную инфляцию, увеличение коммунальных платежей и повседневных затрат. Тенденция к сокращению доходов граждан, судя по всему, сохранится.


Все это происходит в условиях взрывного роста закредитованности населения, так как люди вынуждены поддерживать уровень жизни за счет снижения личных сбережений и посредством потребительского кредитования. В прошлом году увеличение долговой нагрузки оказалось рекордным за пять последних лет. Общий объем взятых потребительских кредитов уже превышает 15 трлн рублей. По данным Объединенного кредитного бюро, в 2018 году количество выданных банками кредитных займов выросло на 18%, а объемы кредитования при этом увеличились на 46%. Другими словами, россияне стали заимствовать деньги чаще и в больших размерах. И далеко не только на приобретение жилья,  образование или дорогостоящее лечение, но зачастую на элементарные бытовые нужды: покупку товаров и автомобилей, отпускные поездки, ремонты и т.д. А озвучиваемый порой в СМИ аргумент — мол, если люди кредитуются, значит, они уверены в своих будущих заработках, — мягко говоря, не совсем корректен, так как объемы «плохих» (т.е. не обслуживаемых должным образом гражданами) банковских кредитов также растет.


Зато у представителей упомянутой элиты, а лучше сказать — элитки, все стабильно и «шоколадно», без потрясений, о чем свидетельствует их приумножаемая собственность и многомиллионные доходы, в том числе за бюджетный счет и благодаря эксплуатации богатейшей российской ресурсной базы. Вот только любопытно — насколько заслуженной является такая роскошь? Неужели эти люди ежедневно в своих трудовых буднях ради интересов Отечества рискуют здоровьем, жизнью или вкалывают по-стахановски и сверхэффективно? Так ведь нет. Во многих случаях скорее даже наоборот.


Стоит вспомнить нашумевшие недавно громкие дела о преступных хищениях бюджетных средств, исчисляемых гигантскими суммами, где главными фигурантами стали бывшие чиновники Московской области, или, скажем, арест южных «газовых королей» Арашуковых, работавших в структурах «Газпрома» и обвиняемых в хищениях голубого топлива на сумму в 30 млрд рублей. Любопытна деталь — несмотря на то, что Рауль Арашуков еще в «нулевые» годы оказался «под колпаком» у ФСБ из-за мошенничества с газом, ему долгое время удавалось ускользать от карающей руки правосудия. Пока сложно утверждать, но некоторые отраслевые аналитики, глубоко капнувшие тему, не исключают, что причиной тому было высокое «корпоративное» покровительство.


С подобными управленцами сложно рассчитывать на какой-либо экономический рывок.  По данным официальной статистики, объемы финансов, утекающих из страны за рубеж, в том числе по преступным схемам, продолжают расти. На этом фоне с «подмостков» «Гайдаровского форума» звучат призывы все тех же поборников «либеральной демократии» эпохи 90-х к организации новой волны приватизации госактивов, в том числе в ресурсных отраслях, машиностроении и ВПК. Причем, с плотным вовлечением в этот процесс иностранных капиталов. Видно, исходя из соображения «а почему нет, ведь не все же еще продано»…     


Просто удивительно, с каким необыкновенным азартом и рвением отдельные представители российской политической и управленческой элиты стремятся как можно скорее отказаться от той части национального достояния, которая по-прежнему находится в госсобственности. Весьма характерным в данной связи оказалось и публично высказанное в феврале предложение главы федерального правительства сократить число государственных театров. И время для такого заявления было выбрано подходящее, ведь на дворе 2019 год, объявленный в России годом театра. Когда еще избавляться от «лишних» театров, если не сейчас.


Вообще любопытно — и как только рождаются подобные инициативы? Можно допустить, что они диктуются стремлением к экономии госсредств и укреплению бюджетных возможностей. Но тогда почему бы не решать эту задачу в первую очередь более эффективной борьбой с коррупцией и торможением оттока капиталов? А если казенные деньги и дальше будут столь же стремительно уплывать из страны, растаскиваться по карманам, ни очередной виток приватизации, ни замки для театральных сцен ситуацию не выправят.      


И еще для экономии, наверное, стоило бы задуматься над сокращением бюрократического аппарата, содержание которого обходится налогоплательщикам в приличную копеечку, над уменьшением зарплат и льгот для статусных чиновников, над налоговой реформой, о необходимости которой экспертное сообщество толкует уже давно. Да и нужно ли нам такое количество ежегодных помпезных экономических форумов со схожими повестками, внешне весьма напоминающих светские рауты? Не правильнее ли проводить один общенациональный экономический форум с широким региональным представительством раз в пять лет поочередно в крупных российских городах, а высвободившиеся от лишних организационных расходов бюджетные средства направлять на конкретные разноотраслевые созидательные проекты?


 


Дефицит волевых решений


Пока же неоформленность внутренней социально-экономической политики, отсутствие идеологической платформы не лучшим образом отражается как на социальном благополучии граждан, так и на иммунитете страны к усиливающемуся внешнему давлению. Ведь будь иначе, не отпустила бы Россия соседнюю Украину в провоцируемый со стороны США нацистский шабаш со всеми вытекающими негативными для нашей страны последствиями и издержками, не ослабила бы свое влияние в целом на постсоветском пространстве. И не прозевала бы наспех подготовленную американцами попытку госпереворота в Венесуэле, не позволила бы заокеанским оппонентам увлечься антироссийскими санкциями и выпрыгнуть из Договора о ракетах средней и малой дальности. Вероятно, и «курильский вопрос» не вернулся бы в повестку дня во взаимоотношениях с Японией, ведь островная гряда южных Курил исторически и юридически — неотъемлемая часть Российской Федерации (эти земли впервые были освоены русскими казаками и пилигримами в начале XVIII столетия, а в XX веке отвоеваны у японских милитаристов). Курильчане и в период 90-х, и теперь твердо отстаивают на своих островах российский суверенитет и справедливо недоумевают, почему вообще он может подвергаться какому-то сомнению.


Похоже, для того, чтобы успешно противостоять негативным внешнеполитическим факторам и найти силы для динамичного развития, России требуется основательно обновленная экономическая модель и принципиально усовершенствованное качество государственного управления. Об этом все чаще говорят многие аналитики. Вот только услышат ли их в Кремле, и найдется ли воля у правящей элиты сделать решительные шаги, чтобы уберечь страну от опасной перспективы реинкарнации разрушительной эпохи 90-х?..      


 


 


 


 


 


 


 

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2019
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®