просмотры: 257

В «коронакризисе» не вирус виноват

Текст: Василий Касаткин
В экономической жизни Красноярского края ожидаются конструктивные изменения, обещающие дать дополнительный импульс развитию территорий. Однако в аналитических оценках экспертов на фоне повторно разрастающейся пандемии COVID-19 сохраняются пессимистичные ноты. Похоже, не без оснований.

 


Статистика роста заболеваний новой коронавирусной инфекцией вновь тревожна — как в крае, так и в общероссийском масштабе. В настоящее время прирост составляет почти по тысяче заболевших в сутки. Страна в «вирусном рейтинге» вышла на четвертое место в мире.

 


Вирус не дремлет


Печальные цифры стали динамично расти и в Красноярском крае. Регион остается в десятке субъектов Федерации, лидирующих по количеству инфицированных. Впрочем, ожидать противоположных результатов в существующих реалиях было бы наивно. Вопреки громким предостережениям со стороны властей всех уровней о потенциальных угрозах инфекции и необходимости строго соблюдать меры предосторожности, как правило, на деле должный контроль за выполнением масочного режима и социальной дистанции в общественных местах отсутствует.


Красноярск — весьма наглядный тому пример. Чтобы в этом убедиться, достаточно проехать на общественном транспорте, сходить в открывшиеся театры, посетить торговые центры, школы, побывать на спортивных площадках. В масках — единицы, а уж о соблюдении хотя бы полутора метров дистанции зачастую и говорить не приходится. Разумеется, такое положение дел усиливает вероятность очередного витка пандемии и, как следствие, введения повторных карантинных мер, что отнюдь не стимулирует экономические процессы. Хотя попытки оживить деловую активность, отраслевое развитие все же предпринимаются.


 


Созидательный вектор


Как результат позитивные сводки остаются. Например, по итогам первых шести месяцев текущего года в крае согласно официальным данным был отмечен рост производства готовых металлических изделий, кокса и нефтепродуктов в сравнении с аналогичным прошлогодним показателем. Положительной оставалась динамика в темпах производства сельхозпродукции.


Более того, появляются новые замыслы, ориентированные на прорывные достижения. К примеру, сейчас широко обсуждается предложенный российским Министерством экономического развития проект формирования в красноярском регионе Особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Красноярская технологическая долина» с концентрацией мощностей, нацеленных на создание продукции с высокой добавленной стоимостью. На территории ОЭЗ планируется производство промышленного оборудования для добывающих отраслей и металлургии, изделий для авиационной отрасли и общего машиностроения. Это обещает дать краю свыше 1,5 тыс. дополнительных рабочих мест. Инициатива включена в структуру комплексного инвестиционного проекта «Енисейская Сибирь».


 


Тревожные реалии


По информации краевого министерства экономики и регионального развития, в первом полугодии индекс промышленного производства в Красноярье сократился до 90,3 % относительно того же периода прошлого года. Снижение произошло в отраслях, связанных с добычей полезных ископаемых и электроснабжением, а также в обрабатывающих производствах. Негативная тенденция проявилась и в сфере жилищного строительства. Соответствующая общефедеральная статистика также выглядит не лучшим образом.


Разумеется, первое, на что в своих официальных комментариях ссылаются представители власти и приближенных к ней деловых кругов, — это коронавирус, существенно затормозивший экономический рост. Безусловно, полностью игнорировать подобную оценку нельзя. Очевидно, что пандемия вносит свою лепту. Однако, и об этом все чаще говорят аналитики, проявляющиеся сегодня проблемы — отнюдь не годичной давности. Их корни тянутся куда глубже и являются следствием ошибочной федеральной экономической политики последних нескольких десятилетий. Коронавирус лишь подчеркнул и ускорил «плохие эффекты». В подтверждение таких выводов эксперты называют объективные цифры, убедительно отражающие «результативность» российских экономических реформ, с неизменным упорством воплощаемых на протяжении всего постперестроечного периода.


 


Логика тенденций


Сегодня ни для кого не секрет: нашумевшая тотальная приватизация бывшей госсобственности с упованием на благотворную роль «рынка» привела к тому, что к настоящему времени уже более 70 % активов в стране, в том числе, в системообразующих отраслях, в значительной степени находится под контролем частных иностранных инвесторов.


В свою очередь хищным акулам мирового капитала совсем ни к чему сильная конкуренция со стороны российской промышленности. Поэтому, как отмечает в своих оценках в средствах массовой информации заместитель директора института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, доктор экономических наук Дмитрий Кувалин, все то, что принадлежит в нашей стране иностранцам, будет развиваться лишь настолько и до тех пор, пока это выгодно зарубежным собственникам. Не говоря уже о деятельности так называемых «черных инвесторов», приобретающих активы только для того, чтобы в дальнейшем дробить их, банкротить и таким образом устранять с рынка при попутном собственном обогащении.


Не все благополучно с позиции национальных интересов и с эффективностью отечественного частного капитала. Примеров достаточно. Между тем экономику продолжают «сушить» растущие масштабы оттока средств за границу. По данным из открытых источников, только за восемь месяцев 2020 года из страны ушло около 35 млрд долларов. А совокупные потери последних лет просто оглушительны: по некоторым подсчетам цифра достигает трех триллионов долларов.


Даже если предположить, что эти показатели несколько преувеличены, динамика ужасает. Если бы капиталы не ускользали, а созидали, сколько глобальных проектов по всей стране можно было бы осуществить. Одновременно появилась бы возможность, несмотря на санкции и вирусы, системно повышать благосостояние граждан, оказывать куда более существенную поддержку предпринимательству, наращивать уровень финансирования социальной сферы. А это теперь крайне необходимо, ведь, например, за два последних десятилетия число медицинских учреждений и школ в стране сократилось более чем вдвое.


Повторяющиеся из года в год призывы переводить российскую экономику от ресурсной модели к технологичной на принципах реиндустриализации пока так и остаются словами. Основные производственные фонды стареют, что, по словам первого заместителя директора Института экономики РАН члена-корреспондента РАН Михаила Головнина, ставит крест на планах по наращиванию производительности труда.


За последние два десятилетия в стране перестали существовать более 70 тыс. предприятий. Экономика страны по-прежнему базируется на сырьевом экспорте. При этом нефтегазовые доходы страны сокращаются: с начала года они рухнули более чем на 35 %. И все это происходит на фоне стремительно дешевеющего по отношению к мировой валюте рубля. Программы по развитию промышленности, наращиванию рабочих мест, сформулированные в президентских указах, провалены — и не единожды. В такой обстановке экономический рост невозможен в принципе. Как результат перспективы выполнения очередных задач в экономическом строительстве отложены до горизонта 2030-х годов.


 Если национальную экономику так и не научили успешно зарабатывать в жестких условиях мирового рынка, сложно говорить о динамичном наполнении бюджетного кошелька, убежден заведующий лаборатории сравнительных исследований социально-экономических систем экономического факультета МГУ им. Ломоносова, доктор экономических наук Андрей Колганов. Ожидается, что доходная часть в федеральной казне в этом году уменьшится примерно на четыре триллиона рублей и годовой дефицит приблизится к четырем процентам ВВП.


Спасение, судя по сценариям бюджетного планирования, видится в тривиальных решениях — через секвестирование государственных программ, социальных статей бюджета, повышение налогового бремени и государственных внешних заимствований. Так, в 2021 году совокупный госдолг вырастет до 23,5 трлн рублей и достигнет уровня в 20,3 процента ВВП. В последующие два года тенденция сохранится. Это значит обслуживание долговых обязательств обернется дополнительным бременем для последующих поколений россиян. У многих экспертов возникает логичный вопрос — насколько эффективно используются для оздоровления экономики накопления в Фонде национального благосостояния, превышающие сегодня 12 трлн рублей. Ведь грамотно размещаемые средства ФНБ могли бы помочь, например, в развитии технологичных и наукоемких секторов, способных вывести страну из кризиса, открыть позитивные перспективы.


Беспокойства аналитиков обоснованы. На фоне продолжающегося роста потребительских цен, девальвации рубля, сокращения рабочих мест доходы большей части населения продолжают падать, вынуждая многих все сильнее затягивать у себя на шее петлю кредитной кабалы. Перегруженность населения кредитными обязательствами подтверждается последовательным увеличением объемов просроченных выплат по банковским займам.


Все это понижает спрос на потребительском рынке. Ситуация в краевой экономике — не исключение. Так, за первое полугодие оборот розничной торговли в регионе снизился на 8,7 % к аналогичному периоду прошлого года, что в целом соответствует среднероссийской тенденции.


В среде экономистов все громче звучат мнения, что изменить положение дел к лучшему сможет лишь кардинальная смена экономического курса — с ориентиром на построение индустриально развитого и социально ориентированного государства.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2020
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®