просмотры: 294

Управляемая конкуренция

Текст: Александр Чернявский
Изменят ли парламентские выборы политический расклад в России?

 


В сентябре в стране пройдут очередные выборы в Государственную Думу, а в Красноярском крае изберут новый созыв Законодательного собрания. В отечественном политическом календаре 2021 года избирательные кампании такого масштаба по определению считаются главными событиями. Хотя «судьбоносность» нынешних выборов может быть поставлена под сомнение. Вряд ли является большой тайной, что в нашей стране во многом выстроена фасадная демократия, в которой законодатели всех уровней по своему значению и реальному влиянию на принятие ключевых управленческих решений сильно уступают представителям исполнительной ветви власти.

Нередко можно услышать, как чиновники между собой пренебрежительно называют парламенты разного уровня «юротделами» мэрий и региональных правительств. Да и к Госдуме пиетета особого в чиновничьем сословии не испытывают. Конечно, депутатам такие уничижительные определения в свой адрес слышать обидно, однако они сами виноваты, что в них видят только «машину для голосования». Не надо было прогибаться…


Несмотря на все эти обстоятельства, парламентские выборы, безусловно, окажут серьезное влияние на ход событий в России и нашем регионе на ближайшие годы. Во-первых, партийная система остается одним из китов, на которых держится общественно-политическая стабильность в стране. При всей зависимости от исполнительной власти все же законодатели тоже активно участвуют в создании правил игры для многих важнейших сфер жизни. Да и по новой редакции Конституции депутаты ГД получили дополнительные права по формированию федерального правительства.


Во-вторых, не стоит забывать о глобальном контексте. Наша страна уже семь лет находится под мощнейшим давлением геополитических врагов, в первую очередь США. Наши противники не скрывают, что их цель — замена нынешнего режима во главе с Владимиром Путиным на зависимых от Запада марионеток. Их мучает острая ностальгия по временам, когда они из вашингтонского обкома управляли Ельциным и К в девяностые годы. Опыт показывает, что выборы чаще всего используются устроителями цветных революций и майданов для достижения своих целей. Готовы ли к этим вызовам в Кремле, что покажут в парламентской гонке главные партии и новые игроки?


 


«МЕДВЕДИ» И ПЕРЕМЕНЫ


В октябре на встрече с участниками проекта «Политстартап» лидер партии «Единая Россия», зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев отметил, что никто и ничто не гарантирует партии власти вечного доминирования в политической системе. Интересно, что Дмитрий Анатольевич сослался на печальный опыт правящих партий в Киргизии и Армении. По его словам, волна протестной активности в этих странах «смела, скомкала все политические институты». Причем накануне катаклизмов в бывших советских республиках состоялись парламентские выборы, на которых местные партии власти показали высокие результаты, однако эти «как бы» победы не помогли им избежать крупных неприятностей. «Они просто улетучились, испарились»...


Медведев, конечно, неслучайно упомянул об этом поучительном опыте. Аналогии с Россией напрашиваются прямые. В декабре 2011 года (как раз в его президентство) после выборов в Госдуму вспыхнули протесты на Болотной, которые хотя и не привели к цветной революции, однако изрядно напрягли элиты. Эхо тех протестов гуляло по стране еще несколько лет. Одним из последствий встряски стала определенная либерализация политической системы. Кремль вернул прямые губернаторские выборы, проще стало создавать новые партийные проекты. Хотя отметим, что на стратегические расклады в российской власти эта оттепель особо не повлияла.


Тем не менее в контексте предстоящих парламентских выборов вопрос в том, какой ценой «Единая Россия» должна в очередной раз достичь большинства в Госдуме (да и в Заксобрании)? Опять на полную катушку включать административный ресурс, по максимуму доминировать в основных СМИ и зачищать одномандатные округа от опасных конкурентов?


Думаю, без этого, конечно, не обойдется. Однако надо понимать, что за последние годы в России многое изменилось. Последние социологические опросы показывают, что рейтинги «Единой России» сейчас примерно соответствуют тем историческим минимумам, которые исследователи фиксировали летом 2018 года после старта пенсионной реформы. Ее горькое послевкусие наверняка скажется и осенью 2021 года, поскольку можно не сомневаться, что многие представители предпенсионных поколений 45+ придут на участки с одной целью — показать власти фигу за лишнюю рабочую пятилетку. Да и в целом последние годы дали мало поводов благодарить начальство за наше не слишком «счастливое настоящее».


Руководство «Единой России», безусловно, вынуждено считаться с этими рисками. Одним из способов их купировать стал курс на радикальное обновление депутатского корпуса на предстоящих выборах. По информации СМИ, из нынешнего состава Госдумы шансы вновь оказаться в парламенте есть только у трети нынешних членов фракции ЕР. Кто придет им на смену? В ноябре был запущен проект «Федеральный политстартап». Его победители получат шанс побороться за депутатские мандаты в сентябре.


Вторым вектором обновления партии стал ярко выраженный акцент на социальных и волонтерских проектах. В них «медведи» активно участвуют с начала коронавирусной пандемии. Таким образом, единороссы, возможно, рассчитывают хотя бы частично реабилитироваться в глазах населения за пенсионную реформу. На фоне своих соперников из оппозиционного лагеря они и вправду выглядят в этих сферах намного предпочтительнее. Однако оценят ли эту активность избиратели? Пока в этом есть определенные сомнения. Поэтому по-прежнему одним из главных козырей «Единой России» остается слабость основных конкурентов.


 


КРАСНЫЕ СТРАДАНИЯ


Двадцать лет назад КПРФ считалась главной угрозой для Кремля. Хотя еще в 1996 году в истинной оппозиционности этой партии, которая считалась главной наследницей КПСС, возникли серьезные сомнения. На президентских выборах Геннадий Зюганов вполне мог поставить под сомнения результаты избирательной кампании 1996 года, которая прошла с огромным количеством нарушений. Если бы у зюгановцев хватило бы политического мужества, то, возможно, история России четверть века назад пошла бы по другому пути…


Тем не менее КПРФ до сих продолжает оставаться главной партией на левом фланге, делая основную ставку на социалистические лозунги и ностальгию по советской эпохе. И это вполне устраивает действующую власть. Компартия давно превратилась в ручную оппозицию, чье ритуальное рычание в сторону «Единой России» никого не пугает. Более того, КПРФ выполняет крайне полезную функцию для устойчивости политической системы, не позволяя радикальным деятелям, также эксплуатирующим левые идеи, достичь каких-то серьезных успехов.


Но у КПРФ хватает проблем. Во-первых, давно уже для этой партии ноющей занозой стали «Коммунисты России». В этой партии собрались многие коммунисты, недовольные оппортунистической политикой команды Геннадия Зюганова. Хотя КР не хватает ресурса, чтобы по-настоящему бросить вызов КПРФ, однако практически на всех выборах они берут несколько процентов, лишая главных коммунистов важных мандатов.


Во-вторых, уже в ближайшее время в компартии может ребром встать проблема лидера. Геннадий Андреевич, видимо, в последний раз поведет КПРФ на выборы в Госдуму. Но, очевидно, преклонный возраст уже в ближайшие годы заставит его сдать полномочия. Кто станет преемником Зюганова? На этот пост претендуют многие. И это практически неизбежно приведет к внутрипартийным распрям, которые неизвестно чем закончатся.


Наглядный пример на эту тему мы недавно видели в Красноярском крае. Группа депутатов Заксобрания из фракции КПРФ во главе с Андреем Новаком год назад смогла при поддержке московских партийных функционеров свергнуть с поста первого секретаря крайкома Петра Медведева, руководившего региональным отделением компартии около 12 лет. Однако практически до осени в крайкоме продолжалась битва сторонников Петра Петровича с его лучшим учеником Андреем Петровичем. Новак победил, но вряд ли эти дрязги прибавили авторитета КПРФ.


Что на этот раз предложат коммунисты избирателям? На октябрьском пленуме партии Геннадий Зюганов заявил, что накануне выборов будет создана широкая коалиция левых партий. Конечно же, под чутким руководством КПРФ. Новизной эта идея не блещет. Народно-патриотический фронт Зюганов создает практически перед каждой избирательной кампанией. Думаю, власть вряд ли испугается очередной редакции красного альянса. Тем более что Геннадий Андреевич четко заявил, что главной угрозой считает «глобалистский капитал», а не Кремль.


— Мы должны сплотиться и дать ему отпор независимо от политической ориентации. Ибо наша государственность — это высшее и главное завоевание, которого мы добились в своей истории, — считает лидер КПРФ Геннадий Зюганов. — По-прежнему в наших рядах есть те, кто считает, что с этой властью не следует вести диалог. Я так не считаю. Есть два способа решения проблемы: или диалог, или война. Но любая война заканчивается перемирием.


 


СОЮЗЫ И ВОЖДИ


Если КПРФ по всем социологическим опросам в следующую Госдуму пройдет без проблем, то рейтинг «Справедливой России» балансирует на грани пятипроцентного барьера. Этот показатель — следствие крайне вялой работы партии Сергея Миронова в межвыборный период. «Несмотря на высокий запрос на социальную справедливость в обществе консервативно-пассивное позиционирование партии последних лет фактически выключает ее из орбиты политического внимания россиян», — отмечают социологи.


Кризис ярко проявляется и в краевом отделении СР. После смерти экс-губернатора Валерия Зубова — главной движущей силы этой партии в регионе в первой половине десятых годов, «Справедливая Россия» резко сдала. О ней практически ничего не слышно в последнее время. Редкие локальные успехи на муниципальных выборах картину особо не меняют.


За счет чего эта партия будет привлекать электорат в сентябре — непонятно. Реанимировать этот проект сейчас пытаются с помощью объединения «Справедливой России» с «Патриотами России» и с партией Захара Прилепина «За правду!» Как сообщил в конце января Сергей Миронов, новая партия, скорее всего, будет называться «Справедливая Россия — за правду!» Но не факт, что это вытащит эсэров и ее союзников из нынешней трясины. Съезд СР пройдет 22 февраля.


Впрочем, сюжет объединения «Справедливой России» в российской политике, похоже, становится вечным. Несколько лет назад всерьез обсуждалась идея скрестить «ежа с ужом», то бишь СР с ЛДПР. Изначально эта инициатива выглядела мертворожденной — слишком уж разные партии и лидеры. ЛДПР — партия ярко выраженного вождистского типа и любые альянсы ей просто противопоказаны.


Главная сила партии — Владимир Жириновский. Пока он активен на политической арене, ЛДПР останется в парламентской обойме. Если уйдет, то возникнут очень большие проблемы у его соратников. Возможно, даже неразрешимые. Проблема преемника для «соколов Жириновского» стоит намного острее, чем для наследников Зюганова. Все-таки КПРФ — это не только и не столько Геннадий Андреевич, сколько идеология и очень серьезный исторический багаж, который ассоциируется с этой партией. Что есть у ЛДПР, кроме Жириновского и популистских лозунгов, сказать трудно.


Поэтому ближайшее будущее ЛДПР во многом зависит от состояния здоровья Владимира Вольфовича. Если вождь будет в состоянии ударно поработать на публичном поприще в оставшиеся до «часа Х» месяцы, то ЛДПР имеет все шансы побороться даже за второе место на выборах в Госдуму и Заксобрание. Если будет вынужден уйти в тень, то соратникам придется сильно напрячься, чтобы сохранить свои нынешние позиции во власти.


 


НУЖНЫ ЛИ КРЕМЛЮ «НОВЫЕ ЛЮДИ»?


О том, что партийная система нуждается в серьезном обновлении, в последние годы не говорит только ленивый. Очевидно, что значительная часть отечественного электората устала от парламентского квартета, не видя в главных партиях страны реальных выразителей своих интересов в законодательной власти. Это, кстати, одна из причин невысокой явки на выборах всех уровней. Зачем ходить на избирательные участки, если в бюллетенях нет «твоих партий»?


Видимо, отвечая на этот общественный запрос, в 2020 году на политической арене появилось несколько новых любопытных проектов, среди которых наибольший интерес вызывают «Новые люди» бизнесмена Алексея Нечаева. НЛ смогли неплохо выступить на региональных выборах в сентябре прошлого года, получив право участвовать в думской кампании без сбора подписей.


Кандидаты от этой партии прошли в региональные парламенты в тех субъектах РФ, где им удалось зарегистрироваться — в Новосибирской, Калужской, Рязанской и Костромской областях. В Томске нечаевцы заняли даже третье место, потеснив ЛДПР и СР и набрав более 15 %. «Мы привели в политику тех, кто ею не интересовался, а на участки — тех, кто раньше не голосовал», — объяснил этот успех Алексей Нечаев.


Сможет ли кто-то из этих игроков потеснить парламентские партии? С одной стороны, Владимир Путин дважды за последнее время подчеркнул особую роль «традиционных партий», что можно расценить как намек на то, что власть не собирается расширять ассортимент партийных блюд для электората. С другой стороны, информированные источники утверждают, что новые партии пользуются поддержкой главного куратора внутренней политики, первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко.


— Новым политическим проектам не препятствуют. Потому что умные люди в администрации президента понимают: если зачистить политическую поляну, если не будет нового предложения, политика в любом случае никуда не денется. Протестные настроения никуда не денутся. Они в итоге просто выплеснутся на улицу. Поэтому лучше пусть они будут в легальном политическом поле, — отмечает известный политтехнолог Евгений Минченко.


Шансы на успех есть прежде всего у «Новых людей». Нечаев уже заявил, что на раскрутку партийного бренда планирует потратить полмиллиарда рублей. Это не считая затрат на одномандатные округа. Даже если власть будет ставить НЛ палки в колеса, не факт, что это помешает им стать пятой партией в Госдуме или даже четвертой, вышибив из нее, например, «Справедливую Россию».


Вполне возможен эффект, который мы неоднократно уже наблюдали на выборах разного уровня: люди будут голосовать за кого угодно, только не за партию власти и приевшуюся ручную оппозицию. Во всяком случае, социологические опросы говорят о том, что новые партии могут рассчитывать минимум на 15 % совокупной поддержки. Возможно, в реальности этот потенциал выше. В любом случае, появление новых игроков в думской гонке может изрядно встряхнуть застоявшуюся партийную систему страны.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2021
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®