просмотры: 136

Трудная судьба Севера

Текст: Александр Чернявский
Поможет ли освоение богатств Арктики решению проблем северян?

 


Северный вектор становится сегодня одним из главных в национальной стратегии развития России. О нем не устают говорить в федеральном правительстве, глава государства Владимир Путин. Практически ежеквартально проходят представительные форумы и конференции, где политики, промышленники и ученые обсуждают сложные темы, связанные с освоением значительных природных богатств, находящихся в заполярных регионах страны. Говорят не только о потенциальных доходах, но и о многочисленных социальных, экологических и прочих проблемах северян, которые по своей остроте намного превосходят аналогичные болячки и беды жителей «материка».

 


Акцент на развитие


Будущее Енисейского Севера также во многом зависит от результата нынешних дискуссий о путях развития Арктики, ведущихся в российских верхах.


— Северное направление является одним из приоритетных в развитии Красноярского края. В ноябре текущего года ожидается принятие значимых федеральных инициатив, касающихся льгот для предпринимателей, а также повышения до среднероссийских значений качества жизни населения северных территорий. Наши пожелания по этим инициативам выражаются в перечне необходимых социальных объектов и в дополнительном финансировании. Развитие экономики края в ближайшие годы будет связано в том числе с Таймыром, — отметил во время недавней рабочей поездки в Дудинку губернатор Красноярского края Александр Усс.


Ничего удивительного в этих ожиданиях нет. Достаточно вспомнить недавнюю историю, когда во многом именно отношения Красноярска с северными территориями определяли политический и экономический климат в крае. Не забылись времена, когда «Норильский никель» давал около половины всех доходов в казну региона. Начиная со второй половины девяностых годов северный фактор стал важнейшим и для губернаторской ротации, и для социально-экономического развития Красноярья. Когда во времена экономических пертурбаций комбинат испытывал трудности, лихорадило весь край.


Можно вспомнить и драматические события периода 2001–2002 годов, когда в губернаторство Александра Лебедя ребром встал вопрос об уходе Норильска в Таймырский автономный округ, а также исторический референдум 2005 года, когда в край административно вернулись северные территории, и эпоху «никелевых» губернаторов Александра Хлопонина и Льва Кузнецова. Ведь именно во время их нахождения у власти северная партия взяла под контроль фактически все ключевые позиции в управлении красноярским регионом.


Сегодня политические страсти остались в прошлом — Таймыр и Эвенкия являются муниципальными районами края: все назначения на руководящие посты идут через конкурсные процедуры за подписью губернатора. Хотя в Заксобрании по-прежнему существует неформальная фракция северных депутатов. Однако она уже не так влиятельна, как десятилетие назад. И даже несмотря на то, что отдельным активистам все еще не дает покоя зависимость Севера от материка, и они продолжают выступать за восстановление автономности северных территорий, для большинства северян сейчас куда более актуальным является решение социальных и экологических проблем, а также определение экономических перспектив малой родины, чем политические игры.


 


Президентский наказ


В апреле в Санкт-Петербурге состоялся международный форум «Арктика — территория диалога», на котором президент РФ Владимир Путин выступил с целым рядом важных заявлений.


— В этом году мы намерены подготовить и принять новую стратегию развития российской Арктики до 2035 года. Она должна объединить мероприятия наших национальных проектов и государственных программ, инвестиционные планы инфраструктурных компаний, а также программы развития арктических регионов и городов, — анонсировал современные задачи глава государства. — По ключевым социально-экономическим показателям, по качеству жизни людей все арктические регионы необходимо вывести на уровень не ниже среднероссийского. Среди ключевых инфраструктурных проектов — строительство Северного широтного хода. Это железнодорожная магистраль, которая позволит приступить к эффективному освоению природных богатств Полярного Урала и Ямала, а в перспективе — и севера Красноярского края. Продолжим работу по развитию глобального транспортного коридора, включающего Северный морской путь, который будет действовать бесперебойно и круглогодично, — отметил глава государства.


Владимир Владимирович также по-обещал, что инвесторы, выражающие готовность осваивать арктические просторы, получат от государства существенные налоговые преференции. Затронул президент и вопросы экологии, в том числе связанные с глобальным потеплением и таянием арктических льдов, а также с загрязнением северных территорий в результате жизнедеятельности человека и т. п.


Путин задал вектор, ставший фактическим руководством к действию для капитанов отечественной промышленности, федерального и регионального начальства, в том числе и на берегах Енисея. Наш арктический клондайк можно успешно осваивать только при скоординированной работе крупнейших российских компаний и региональных властей. Для края такими стратегическими партнерами по освоению богатств Таймыра и Эвенкии являются прежде всего «Норильский Никель» и «Роснефть».


 


Сырьевая кладовая


ПАО ГМК «Норильский никель» по праву является одним из локомотивов развития Енисейского Севера. Недавно компания презентовала свои планы по освоению так называемого «южного кластера» арктической зоны края. Стоимость проекта превышает 78 млрд рублей, а реализовать его планируется к 2034 году.


Кластер включает в себя стратегические для будущего «Норникеля» месторождения и предприятия: «Норильск-1», шахту «Заполярная», карьер «Медвежий ручей» и Норильскую обогатительную фабрику. Полезные ископаемые здесь добывают с 1930-х годов. Недавно геологи доказали наличие еще 165 млн т вкрапленной руды. По расчетам экспертов, производственная мощность месторождения составит 9 млн т руды в год, а к 2027 году — до 13 млн т. Это означает, что компания будет ведущим игроком на мировом рынке платиноидов и цветных металлов как минимум до середины XXI века.


Если цветная металлургия уже давно стала становым хребтом региональной экономики, то нефтяными налогами краевой бюджет стал прирастать сравнительно недавно. Но перспективы у нефтедобывающей отрасли в северных территориях также весьма серьезные.


— Север продолжает оставаться территорией с большим будущим. В Норильске идет серьезная модернизация промышленных комплексов: подписано соглашение о создании нового современного комбината с масштабным производственно-экономическим потенциалом, — сделал акцент на важности северных территорий для края и страны в целом Александр Усс. — Ванкорское месторождение остается наиболее перспективным в отечественной нефтедобыче. Открытие и разработка Пайяхского нефтяного месторождения делает этот проект самым многообещающим не только в России, но и в мировом пространстве. В ближайшие десять лет добыча нефти в Красноярском крае может возрасти примерно в пять раз с общим объемом добычи более 100 млн т в год.


Предпринимаются реальные шаги по оживлению сообщения по Северному морскому пути, так как транспортировать нефть танкерами более выгодно и надежно. Активно ведутся работы по добыче угля на Таймыре.


Отметим, что разработка северных месторождений края часто имеет явный
геополитический аспект. Так, летом было объявлено, что таймырское месторождение Пайяха будет осваиваться совместными усилиями АО «Нефтегазхолдинг» и «Китайская национальная химико-инженерная строительная компания № 7» (China National Chemical Engineering No. 7). Планируется, что в 2030 году партнеры выйдут на годовую проектную мощность по нефтедобыче в 26 млн т. Общая сумма сделки составила 5 млрд долларов.


Российское руководство также включило зеленый свет по освоению богатств Севера и вечным оппонентам китайцев — индусам. В 2016 году «Роснефть» продала долю в своей дочке АО «Ванкорнефть» (23,9%) индийским Oil India, Indian Oil и Bharat PetroResources. После этого была закрыта сделка по продаже еще 11% «Ванкорнефти» крупнейшей индийской нефтяной корпорации ONGC Videsh Limited. Позже ONGC уже приобрела 15-процентный пакет в этом предприятии. Таким образом, после закрытия второй сделки она увеличила масштаб своего участия в Ванкоре до 26%. А общая доля индийских компаний возросла до 49,9%.


Хотя некоторые ура-патриоты назвали допуск китайских и индийских компаний к освоению богатств Енисейского Севера «распродажей Родины», серьезные эксперты утверждают, что без миллиардных инвестиций азиатских партнеров северные месторождения края еще долго оставались бы в законсервированном виде. Так что международная кооперация — во многом вынужденный шаг при освоении Арктики. Другое дело — насколько эффективно с точки зрения национальных интересов и наращивания благосостояния российского общества распорядится государство доходами от освоения северных нефтяных кладовых. Да и «вычерпывание» своих недр «до железки», не задумываясь о потребностях будущих поколений, — тоже вряд ли можно назвать рачительным недропользованием.


 


Туристическая мекка


Природные богатства в Красноярском крае интенсивно разрабатывают еще со сталинских времен. И в этом смысле нынешнее руководство страны следует курсом, который был задан большевиками почти 100 лет назад. Недаром сегодня эксперты вновь внимательно изучают проекты, которые не только разрабатывались, но и частично воплощались еще в советскую эпоху.


В частности, повторно заговорили о реанимации проекта трансполярной магистрали, а также о развитии арктического туризма. В апреле администрация Таймырского муниципального района сообщила, что в регионе будет создан туристско-рекреационный кластер «Арктический». По мнению авторов идеи, Дудинка может стать центром этнографического и событийного туризма, плато Путорана привлечет любителей экстрима, а в столице промышленного Заполярья — Норильске будут востребованы культурно-познавательный и промышленный виды туризма. Около 4 млрд рублей потребуется на создание инфраструктуры — строительство отелей, дорог и речных причалов.


Окупит ли туристический поток такие затраты — на этот счет существуют большие сомнения. Хотя любителей экзотичных видов отдыха в мире хватает, несмотря на их довольно внушительную стоимость. К примеру, экскурсионный тур на комфортабельном теплоходе по Енисею с посещением северных городов предлагается за несколько сотен тысяч рублей в зависимости от уровня комфорта. Понятно, что на массового туриста в данном случае рассчитывать не приходится. Однако все же не стоит пока называть проект очередной «маниловщиной»: дело в том, что, если даже под предлогом развития арктического туризма в Дудинке и Норильске повысится качество инфраструктуры, то благодарны за это будут не только гости Енисейского Севера, но прежде всего местные жители.


 


Клубок проблем


Громадье замыслов федерального и краевого начальства может споткнуться о гордиев узел проблемных факторов, которые уже носят хронический характер для многих северных территорий страны, в том числе и для Красноярского края.


Начнем с самого очевидного — с тяжелых условий жизни. Арктический экстрим, безусловно, не для каждого. Полярная ночь, крутые морозы, дефицит комфорта — понятно, что даже «длинный рубль», за которым с советских времен многие отправлялись на Север, не компенсирует тяготы и издержки. В этой связи вполне объясним стабильный отток населения из северных территорий. И суть здесь не столько в реализации программы переселения северян, которую уже много лет реализует «Норильский никель», а в суровости климата и отсутствии бытового комфорта — многие не выдерживают суровых испытаний и покидают Север без всяких подъемных.


Возникает вопрос — а кто все-таки будет осваивать Арктику? Ставка делается на вахтовиков — предприятия, находящиеся в северной зоне, готовы принять на работу более 3 тыс. сотрудников. Специалисты требуются в самых разных отраслях: монтажники, машинисты, инженеры, мастера, операторы, слесари, сборщики, водители, бухгалтера, врачи, учителя, администраторы, повара и т. п. Самый большой дефицит кадров наблюдается в строительной отрасли и в сфере добычи полезных ископаемых. При этом средняя зарплата «на северах» воображение не поражает — от 50 тыс. рублей.


Летом текущего года во время проведения дней Красноярского края в Совете Федерации РФ вице-премьер краевого правительства Анатолий Цыкалов попросил сенаторов о решении стратегически важного для края вопроса о включении Эвенкии в арктическую зону страны. Парадокс в том, что по всем критериям Эвенкия схожа с Таймыром, но не имеет преференций, положенных территориям, входящим в арктическую зону.


Остается множество проблем и у коренных северян. О них каждый год на сессиях Заксобрания напоминает Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае Семен Пальчин. К примеру, в этом году были введены жесткие правила по рыбной ловле, которые нанесли сильный удар по традиционному промыслу северных народов. Фактически речь идет о грубейшем нарушении экономических прав и свобод коренных народов.


— Дети, внуки и правнуки северян — Героев Социалистического Труда, занимающиеся традиционным для коренных народов промыслом, в настоящее время определяются как браконьеры со всеми вытекающими последствиями (уголовные дела, штрафы, конфискация орудий труда и прочее), — возмущается Семен Пальчин. — Они попадают в число нарушителей из-за того, что хотят прокормить свою семью, не имея другого источника дохода, занимаясь традиционным для коренных народов трудом. Для решения проблем необходимо создать рыбопромысловые участки для осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов в местах их традиционного проживания. Отсутствие таких участков есть прямое нарушение прав коренных малочисленных народов.


Впрочем, не без труда, но проблемы автохтонных народов Енисейского Севера сдвинуть с мертвой точки все-таки удается. Объем поддержки традиционных отраслей хозяйствования коренных малочисленных народов удалось за последний год увеличить на 450 млн рублей. Омбудсмен в своем последнем докладе отметил, что сейчас в регионе введена «ежегодная грантовая поддержка перерабатывающих предприятий, организованы выездные бригады врачей, стали предоставлять социальные выплаты на приобретение, доставку и монтаж быстровозводимых домов».


Однако очевидно, что на Енисейский Север нельзя смотреть только как на природную кладовую, откуда можно только брать, ничего не отдавая взамен. Говоря об освоении Арктики, необходимо понимать, что продуктивным будет только комплексный подход, учитывающий интересы не только крупных корпораций, но и рядовых тружеников, связавших свою судьбу с прекрасной, но суровой северной территорией Красноярского края.


 











С




еверный вектор становится сегодня одним из главных в национальной стратегии развития России. О нем не устают говорить в федеральном правительстве, глава государства Владимир Путин. Практически ежеквартально проходят представительные форумы и конференции, где политики, промышленники и ученые обсуждают сложные темы, связанные с освоением значительных природных богатств, находящихся в заполярных регионах страны. Говорят не только о потенциальных доходах, но и о многочисленных социальных, экологических и прочих проблемах северян, которые по своей остроте намного превосходят аналогичные болячки и беды жителей «материка».


Акцент на развитие


Будущее Енисейского Севера также во многом зависит от результата нынешних дискуссий о путях развития Арктики, ведущихся в российских верхах.


— Северное направление является одним из приоритетных в развитии Красноярского края. В ноябре текущего года ожидается принятие значимых федеральных инициатив, касающихся льгот для предпринимателей, а также повышения до среднероссийских значений качества жизни населения северных территорий. Наши пожелания по этим инициативам выражаются в перечне необходимых социальных объектов и в дополнительном финансировании. Развитие экономики края в ближайшие годы будет связано в том числе с Таймыром, — отметил во время недавней рабочей поездки в Дудинку губернатор Красноярского края Александр Усс.


Ничего удивительного в этих ожиданиях нет. Достаточно вспомнить недавнюю историю, когда во многом именно отношения Красноярска с северными территориями определяли политический и экономический климат в крае. Не забылись времена, когда «Норильский никель» давал около половины всех доходов в казну региона. Начиная со второй половины девяностых годов северный фактор стал важнейшим и для губернаторской ротации, и для социально-экономического развития Красноярья. Когда во времена экономических пертурбаций комбинат испытывал трудности, лихорадило весь край.


Можно вспомнить и драматические события периода 2001–2002 годов, когда в губернаторство Александра Лебедя ребром встал вопрос об уходе Норильска в Таймырский автономный округ, а также исторический референдум 2005 года, когда в край административно вернулись северные территории, и эпоху «никелевых» губернаторов Александра Хлопонина и Льва Кузнецова. Ведь именно во время их нахождения у власти северная партия взяла под контроль фактически все ключевые позиции в управлении красноярским регионом.


Сегодня политические страсти остались в прошлом — Таймыр и Эвенкия являются муниципальными районами края: все назначения на руководящие посты идут через конкурсные процедуры за подписью губернатора. Хотя в Заксобрании по-прежнему существует неформальная фракция северных депутатов. Однако она уже не так влиятельна, как десятилетие назад. И даже несмотря на то, что отдельным активистам все еще не дает покоя зависимость Севера от материка, и они продолжают выступать за восстановление автономности северных территорий, для большинства северян сейчас куда более актуальным является решение социальных и экологических проблем, а также определение экономических перспектив малой родины, чем политические игры.


Президентский наказ


В апреле в Санкт-Петербурге состоялся международный форум «Арктика — территория диалога», на котором президент РФ Владимир Путин выступил с целым рядом важных заявлений.


— В этом году мы намерены подготовить и принять новую стратегию развития российской Арктики до 2035 года. Она должна объединить мероприятия наших национальных проектов и государственных программ, инвестиционные планы инфраструктурных компаний, а также программы развития арктических регионов и городов, — анонсировал современные задачи глава государства. — По ключевым социально-экономическим показателям, по качеству жизни людей все арктические регионы необходимо вывести на уровень не ниже среднероссийского. Среди ключевых инфраструктурных проектов — строительство Северного широтного хода. Это железнодорожная магистраль, которая позволит приступить к эффективному освоению природных богатств Полярного Урала и Ямала, а в перспективе — и севера Красноярского края. Продолжим работу по развитию глобального транспортного коридора, включающего Северный морской путь, который будет действовать бесперебойно и круглогодично, — отметил глава государства.


Владимир Владимирович также по-обещал, что инвесторы, выражающие готовность осваивать арктические просторы, получат от государства существенные налоговые преференции. Затронул президент и вопросы экологии, в том числе связанные с глобальным потеплением и таянием арктических льдов, а также с загрязнением северных территорий в результате жизнедеятельности человека и т. п.


Путин задал вектор, ставший фактическим руководством к действию для капитанов отечественной промышленности, федерального и регионального начальства, в том числе и на берегах Енисея. Наш арктический клондайк можно успешно осваивать только при скоординированной работе крупнейших российских компаний и региональных властей. Для края такими стратегическими партнерами по освоению богатств Таймыра и Эвенкии являются прежде всего «Норильский Никель» и «Роснефть».


Сырьевая кладовая


ПАО ГМК «Норильский никель» по праву является одним из локомотивов развития Енисейского Севера. Недавно компания презентовала свои планы по освоению так называемого «южного кластера» арктической зоны края. Стоимость проекта превышает 78 млрд рублей, а реализовать его планируется к 2034 году.


Кластер включает в себя стратегические для будущего «Норникеля» месторождения и предприятия: «Норильск-1», шахту «Заполярная», карьер «Медвежий ручей» и Норильскую обогатительную фабрику. Полезные ископаемые здесь добывают с 1930-х годов. Недавно геологи доказали наличие еще 165 млн т вкрапленной руды. По расчетам экспертов, производственная мощность месторождения составит 9 млн т руды в год, а к 2027 году — до 13 млн т. Это означает, что компания будет ведущим игроком на мировом рынке платиноидов и цветных металлов как минимум до середины XXI века.


Если цветная металлургия уже давно стала становым хребтом региональной экономики, то нефтяными налогами краевой бюджет стал прирастать сравнительно недавно. Но перспективы у нефтедобывающей отрасли в северных территориях также весьма серьезные.


— Север продолжает оставаться территорией с большим будущим. В Норильске идет серьезная модернизация промышленных комплексов: подписано соглашение о создании нового современного комбината с масштабным производственно-экономическим потенциалом, — сделал акцент на важности северных территорий для края и страны в целом Александр Усс. — Ванкорское месторождение остается наиболее перспективным в отечественной нефтедобыче. Открытие и разработка Пайяхского нефтяного месторождения делает этот проект самым многообещающим не только в России, но и в мировом пространстве. В ближайшие десять лет добыча нефти в Красноярском крае может возрасти примерно в пять раз с общим объемом добычи более 100 млн т в год.


Предпринимаются реальные шаги по оживлению сообщения по Северному морскому пути, так как транспортировать нефть танкерами более выгодно и надежно. Активно ведутся работы по добыче угля на Таймыре.


Отметим, что разработка северных месторождений края часто имеет явный
геополитический аспект. Так, летом было объявлено, что таймырское месторождение Пайяха будет осваиваться совместными усилиями АО «Нефтегазхолдинг» и «Китайская национальная химико-инженерная строительная компания № 7» (China National Chemical Engineering No. 7). Планируется, что в 2030 году партнеры выйдут на годовую проектную мощность по нефтедобыче в 26 млн т. Общая сумма сделки составила 5 млрд долларов.


Российское руководство также включило зеленый свет по освоению богатств Севера и вечным оппонентам китайцев — индусам. В 2016 году «Роснефть» продала долю в своей дочке АО «Ванкорнефть» (23,9%) индийским Oil India, Indian Oil и Bharat PetroResources. После этого была закрыта сделка по продаже еще 11% «Ванкорнефти» крупнейшей индийской нефтяной корпорации ONGC Videsh Limited. Позже ONGC уже приобрела 15-процентный пакет в этом предприятии. Таким образом, после закрытия второй сделки она увеличила масштаб своего участия в Ванкоре до 26%. А общая доля индийских компаний возросла до 49,9%.


Хотя некоторые ура-патриоты назвали допуск китайских и индийских компаний к освоению богатств Енисейского Севера «распродажей Родины», серьезные эксперты утверждают, что без миллиардных инвестиций азиатских партнеров северные месторождения края еще долго оставались бы в законсервированном виде. Так что международная кооперация — во многом вынужденный шаг при освоении Арктики. Другое дело — насколько эффективно с точки зрения национальных интересов и наращивания благосостояния российского общества распорядится государство доходами от освоения северных нефтяных кладовых. Да и «вычерпывание» своих недр «до железки», не задумываясь о потребностях будущих поколений, — тоже вряд ли можно назвать рачительным недропользованием.


Туристическая мекка


Природные богатства в Красноярском крае интенсивно разрабатывают еще со сталинских времен. И в этом смысле нынешнее руководство страны следует курсом, который был задан большевиками почти 100 лет назад. Недаром сегодня эксперты вновь внимательно изучают проекты, которые не только разрабатывались, но и частично воплощались еще в советскую эпоху.


В частности, повторно заговорили о реанимации проекта трансполярной магистрали, а также о развитии арктического туризма. В апреле администрация Таймырского муниципального района сообщила, что в регионе будет создан туристско-рекреационный кластер «Арктический». По мнению авторов идеи, Дудинка может стать центром этнографического и событийного туризма, плато Путорана привлечет любителей экстрима, а в столице промышленного Заполярья — Норильске будут востребованы культурно-познавательный и промышленный виды туризма. Около 4 млрд рублей потребуется на создание инфраструктуры — строительство отелей, дорог и речных причалов.


Окупит ли туристический поток такие затраты — на этот счет существуют большие сомнения. Хотя любителей экзотичных видов отдыха в мире хватает, несмотря на их довольно внушительную стоимость. К примеру, экскурсионный тур на комфортабельном теплоходе по Енисею с посещением северных городов предлагается за несколько сотен тысяч рублей в зависимости от уровня комфорта. Понятно, что на массового туриста в данном случае рассчитывать не приходится. Однако все же не стоит пока называть проект очередной «маниловщиной»: дело в том, что, если даже под предлогом развития арктического туризма в Дудинке и Норильске повысится качество инфраструктуры, то благодарны за это будут не только гости Енисейского Севера, но прежде всего местные жители.


Клубок проблем


Громадье замыслов федерального и краевого начальства может споткнуться о гордиев узел проблемных факторов, которые уже носят хронический характер для многих северных территорий страны, в том числе и для Красноярского края.


Начнем с самого очевидного — с тяжелых условий жизни. Арктический экстрим, безусловно, не для каждого. Полярная ночь, крутые морозы, дефицит комфорта — понятно, что даже «длинный рубль», за которым с советских времен многие отправлялись на Север, не компенсирует тяготы и издержки. В этой связи вполне объясним стабильный отток населения из северных территорий. И суть здесь не столько в реализации программы переселения северян, которую уже много лет реализует «Норильский никель», а в суровости климата и отсутствии бытового комфорта — многие не выдерживают суровых испытаний и покидают Север без всяких подъемных.


Возникает вопрос — а кто все-таки будет осваивать Арктику? Ставка делается на вахтовиков — предприятия, находящиеся в северной зоне, готовы принять на работу более 3 тыс. сотрудников. Специалисты требуются в самых разных отраслях: монтажники, машинисты, инженеры, мастера, операторы, слесари, сборщики, водители, бухгалтера, врачи, учителя, администраторы, повара и т. п. Самый большой дефицит кадров наблюдается в строительной отрасли и в сфере добычи полезных ископаемых. При этом средняя зарплата «на северах» воображение не поражает — от 50 тыс. рублей.


Летом текущего года во время проведения дней Красноярского края в Совете Федерации РФ вице-премьер краевого правительства Анатолий Цыкалов попросил сенаторов о решении стратегически важного для края вопроса о включении Эвенкии в арктическую зону страны. Парадокс в том, что по всем критериям Эвенкия схожа с Таймыром, но не имеет преференций, положенных территориям, входящим в арктическую зону.


Остается множество проблем и у коренных северян. О них каждый год на сессиях Заксобрания напоминает Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае Семен Пальчин. К примеру, в этом году были введены жесткие правила по рыбной ловле, которые нанесли сильный удар по традиционному промыслу северных народов. Фактически речь идет о грубейшем нарушении экономических прав и свобод коренных народов.


— Дети, внуки и правнуки северян — Героев Социалистического Труда, занимающиеся традиционным для коренных народов промыслом, в настоящее время определяются как браконьеры со всеми вытекающими последствиями (уголовные дела, штрафы, конфискация орудий труда и прочее), — возмущается Семен Пальчин. — Они попадают в число нарушителей из-за того, что хотят прокормить свою семью, не имея другого источника дохода, занимаясь традиционным для коренных народов трудом. Для решения проблем необходимо создать рыбопромысловые участки для осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов в местах их традиционного проживания. Отсутствие таких участков есть прямое нарушение прав коренных малочисленных народов.


Впрочем, не без труда, но проблемы автохтонных народов Енисейского Севера сдвинуть с мертвой точки все-таки удается. Объем поддержки традиционных отраслей хозяйствования коренных малочисленных народов удалось за последний год увеличить на 450 млн рублей. Омбудсмен в своем последнем докладе отметил, что сейчас в регионе введена «ежегодная грантовая поддержка перерабатывающих предприятий, организованы выездные бригады врачей, стали предоставлять социальные выплаты на приобретение, доставку и монтаж быстровозводимых домов».


Однако очевидно, что на Енисейский Север нельзя смотреть только как на природную кладовую, откуда можно только брать, ничего не отдавая взамен. Говоря об освоении Арктики, необходимо понимать, что продуктивным будет только комплексный подход, учитывающий интересы не только крупных корпораций, но и рядовых тружеников, связавших свою судьбу с прекрасной, но суровой северной территорией Красноярского края.


OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2019
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®