просмотры: 80

Северная война - будут ли победители

Текст: Александр Чернявский
Экологическая катастрофа с разливом 21 тысячи тонн дизельного топлива, случившаяся 29 мая на Норильской ТЭЦ-3, во многом определила текущую политическую повестку Красноярского края. ЧП, ставшее причиной острого конфликта между никелевой империей и руководством края, медленно, но верно переходит в долгоиграющий сюжет с несколькими стратегическими линиями.

 


Практически сразу после аварии начались поиски стрелочников, в которых особенно усердствовали пиарщики «Норильского никеля». Причина была понятна: с самого начала это ЧП привлекло пристальное внимание Владимира Путина. Еще в начале июня он жестко оценил действия всех, кто, по его мнению, нес ответственность за происшедшее. В первую очередь, конечно, досталось от президента РФ владельцу компании Владимиру Потанину. Впрочем, и губернатор Александр Усс получил свою порцию критики от главы государства за то, что узнал о масштабах катастрофы из социальных сетей, а не от норильских чиновников и сотрудников оперативных служб.

Болезненный пинок от Владимира Владимировича заставил всех — и финансово-промышленную группировку (далее ФПГ), и региональную власть с утроенной энергией работать над ликвидацией последствий ЧП. Пока специалисты собирали в тундре и водоемах опасные для окружающей среды нефтепродукты, контролирующие органы искали причины аварии и подсчитывали ущерб, а следователи открывали уголовные дела. Не скучали политики и олигархи, пиарщики и журналисты. Одни делали громкие заявления и создавали депутатские комиссии, другие принимали участие в крупномасштабных информационных баталиях. К осени война развернулась по всем фронтам. Пока стратегическая инициатива в этом поединке явно на стороне региональной власти. «Норникель» находится в глухой обороне. И хотя еще не вечер, предварительные итоги противостояния уже можно подводить.


 


В поиске виноватых


Одним из первых камней преткновения стала дискуссия вокруг возможной причины катастрофы. Окончательного вердикта нет до сих пор, хотя этой темой занимаются и контролеры, и политики. Однако разность подходов заметна. Руководство «Норникеля» упирает на климатические и техногенные факторы. Власть говорит о просчетах в стратегии топ-менеджмента корпорации.


— Одним из основных факторов явилось таяние вечной мерзлоты. Не единственный, конечно, фактор. Здесь был и человеческий фактор, и недостатки проекта, который еще в 1981 году делался и недостаточно качественно был реализован. На лицо и недо-оценка рисков, связанных с эксплуатацией такого рода объектов. В данном случае интересен и такой абсолютно новый и плохо прогнозируемый фактор, как таяние вечной мерзлоты, — заявил в эфире телекомпании «Россия 24» президент ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин.


У губернатора края Александра Усса другая точка зрения на причины ЧП. И она во многом совпадает с позицией президента Владимира Путина, который сразу после аварии попенял на совещании Потанину, что именно экономия нескольких сотен миллионов рублей на модернизации опасных объектов привела к экологической катастрофе и многомиллиардным потерям.


— В свое время Норильский комбинат перешел в частные руки за символическую сумму, которая окупилась уже сотни раз. И государство, и общество при таких доходах ожидали от новых собственников серьезной модернизации производства, ликвидации накопленного экологического ущерба, создания комфортных условий жизни норильчан. Увы, эти цели не достигнуты, — считает губернатор Красноярского края Александр Усс.


Представители контролирующих структур, впрочем, более сдержанны в оценках, полагая, что причин ЧП не одна, а несколько.


— При проведении расследования рассматриваются следующие версии: первое — недостатки проектирования, вызвавшие неправильное распределение нагрузки на свайный фундамент; второе — нарушение при выполнении строительно-монтажных работ, приведшее к некачественному выполнению свайного фундамента; третье — климатическое воздействие и четвертое — нарушение правил безопасности в процессе эксплуатации объекта, — сообщил в ходе доклада руководитель Енисейского управления Ростехнадзора Андрей Ходосевич.


Очевидно, что в окончательном вердикте контролирующих структур будет фигурировать совокупность негативных факторов. И, похоже, следствие с конкретными виновниками ЧП тоже определилось — ими станут люди, которые непосредственно отвечали за эксплуатацию злосчастной цистерны. Первый уже «пошел» — в октябре суд признал экс-мэра Норильска Рината Ахметчина виновным в халатности при ликвидации разлива дизельного топлива на местной ТЭЦ-3. Бывшего чиновника приговорили к шести месяцам исправительных работ с удержанием 15 % жалования.


 


Спорные миллиарды


Основное противоречие между Александром Уссом и Владимиром Потаниным состоит в том, что губернатор по долгу службы обязан защищать интересы жителей края и государства, а владельцу крупной компании нужно в первую очередь думать о дивидендах и защите прибыли акционеров. Это противоречие сквозной линией проходит через весь конфликт, но особенно ярко проявилось в споре о том, сколько «Норильский никель» должен заплатить государству за огромный ущерб, нанесенный экологии Енисейского севера.


В конце июня Росприроднадзор потребовал оштрафовать дочернее предприятие «Норникеля» — компанию «НТЭК» — почти на 148 млрд рублей. Топ-менеджеры практически сразу заявили о том, что чиновники все «неправильно посчитали» и пока согласились заплатить всего 21,4 млрд рублей. По мнению топ-менеджеров компании, они и так существенно поиздержались.


 — Мы потратили уже порядка трех миллиардов в рамках ликвидации этой аварии. В период до 2020 года наши средние годовые операционные затраты составляли по норильскому дивизиону порядка 45 миллиардов. С 2021 года затраты, заложенные в бюджет компании, это только операционные, 58 миллиардов, — заявил в октябре директор Заполярного филиала «Норникеля» Николай Уткин.


По мнению Росприроднадзора, первоначальная сумма ущерба окружающей среде вполне обоснована.


— У кого открылись глаза после этой аварии? Зачем надо было 21 тыс. тонн туда выливать, чтобы увидеть, что там происходит? Для всей страны это некий показательный процесс: мы все видим, что сумма беспрецедентна для бизнеса, а для нас с вами беспрецедентен ущерб, который нанесен экологии, — заявила руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова.


Иск Енисейского управления Росприроднадзора к АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» начал рассматриваться в Арбитражном суде Красноярского края 14 октября. Следующее заседание суда должно состояться 24 ноября.


Тема штрафов сразу же обросла интересными побочными линиями. Самое важное в этой истории случилось на федеральном уровне. Узнав о рекордной сумме штрафа, грозящего «Норникелю», правительство быстренько инициировало законопроект, по которому эта сумма должна пойти не в бюджет Норильска и Красноярского края, как было прописано в Бюджетном кодексе ранее, а в федеральную казну! Депутаты Госдумы и Совета Федерации с энтузиазмом с этой идеей согласились (нужно же как-то прикрывать огромные прорехи в бюджете, образовавшиеся из-за ковидной эпидемии) и уже в июле всего за неделю все эти изменения в Бюджетный кодекс РФ внесли.


В результате региональному начальству опять придется ехать в белокаменную в роли просителя, чтобы хотя бы часть этих денег досталось краю. В конце июля на заседании Совета Федерации достаточно четко на эту тему высказался и Александр Усс.


— Куда бы эти средства ни поступили, они должны работать, прежде всего, на интересы людей, живущих на пострадавшей территории, а, следовательно, на интересы большой России. Ведь Норильский промышленный район и Таймыр в целом — это особый плацдарм для современного освоения Арктики. Однако положение дел там очень далеко от того, каким его хотелось бы видеть. Последствия аварии 29 мая далеко не исчерпывают тот экологический ущерб, который там накоплен, и от этого страдают и природа, и живущие там люди. Кроме того, если не принять срочных мер, то в ближайшие годы до одной трети жилья в Норильске может стать непригодным. Это также требует и больших финансовых средств, и другого уровня требований к безопасности находящихся там промышленных объектов, — подчеркнул красноярский губернатор.


 


На политической арене


Уже летом стало понятно, что в этом сюжете будет сильна политическая составляющая, причем на всех уровнях власти — от федерального до муниципального. С учетом финансов и определенного влияния «Норникеля» в Белокаменной, красноярскому губернатору было особенно важно заручиться поддержкой на федеральном Олимпе. И это ему удалось, о чем свидетельствуют публичные заявления спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко и секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева, входящих в ближний круг Владимира Путина. Понятно, что они прекрасно знают президентскую позицию по поводу норильской катастрофы и пытаются соответствовать ей.


Еще 9 июня текущего года Патрушев, в частности, подчеркнул, что «авария может сыграть на руку тем, кто стремится дискредитировать политику России в Арктике». В октябре секретарь Совбеза на совещании в Новосибирске недвусмысленно высказался по поводу главных виновников ЧП.


— Невыполнение собственниками опасных производственных объектов обязательных требований в области промышленной безопасности, слабый контроль и неэффективность сложившейся системы предупреждения аварийных разливов нефти и нефтепродуктов в текущем году привели к трем техногенным авариям в Норильском районе. Нанесен колоссальный ущерб природной зоне, — констатировал секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев.


Еще более жесткие оценки по поводу владельцев «Норникеля» звучали летом из уст Валентины Матвиенко — самой влиятельной женщины в российской политике.


— Где были контролирующие органы? Они не видели, что в ржавой прогнившей цистерне хранится огромный объем нефтепродуктов? Почему постоянно у «Норильского никеля» происходят какие-то аварии? Почему все это замалчивается? Почему не были приняты профилактические меры? Почему эта авария стала возможной? Кто ее допустил? Все виновные должны понести очень серьезное наказание в соответствии с законом. Почему, вместо того чтобы вкладывать в современные технологии и защиту природы, компания выводит миллиарды долларов в виде дивидендов? Может, сперва привести предприятие в порядок, а потом миллиарды выводить? Почему до такого состояния был доведен город? Где социальная ответственность «Норникеля»? Почти 30 % аварийного жилья, в котором живут рабочие «Норникеля», обеспечивающие эти миллиарды дивидендов. Они что, не вправе рассчитывать на нормальное жилье? Они не вправе рассчитывать на нормальные дороги, на чистый воздух? — возмущалась в июле спикер СФ Валентина Матвиенко.


Именно по инициативе Валентины Матвиенко в октябре в Красноярске состоялось выездное заседание верхней палаты СФ, в котором приняли участие около 20 сенаторов, а также представители краевой власти и топ-менеджеры «Норникеля». Фактически участники этого заседания пытались ответить на вопросы, которые в июле задала Матвиенко. И ответы, и политические оценки оказались для ФПГ крайне неприятными.


Еще один раунд этой битвы «Норникель» проиграл в краевом парламенте, в котором в июле была создана специальная комиссия по расследованию причин ЧП. Депутаты ЗС, лояльные Владимиру Потанину, оказались в меньшинстве. Причем не только при утверждении формулировок доклада, но и при рассмотрении важного для компании краевого законопроекта о налоговых льготах для участников региональных инвестиционных проектов. «Норникель» эти преференции не получил. И таких стычек по разным поводам в противостоянии ФПГ и руководства края стало возникать великое множество.


 


Виссарионовцы и власть


Хотя, как мы отметили, стратегическая инициатива в этом противостоянии пока принадлежит краевой власти, но и ответные удары никелевых пиарщиков недооценивать не стоит. Главным объектом информационных атак, естественно, стал губернатор Александр Усс. В целом, как сообщают телеграм-каналы, на его дискредитацию выделено 180 млн рублей.


Против Усса в ход пошли все возможные информационные приемы. В частности в очередной раз были реанимированы слухи о скорой отставке главы края. Но, пожалуй, самым показательным эпизодом информационной войны стало то, как противники Усса попытались «вкрутить» краевую власть в сюжет с уголовными делами против руководителей секты виссарионовцев, которая с начала девяностых годов обосновалась в Курагинском районе на юге Красноярского края.


Основатель «Церкви последнего завета» Сергей Тороп, так называемый Виссарион и его ближайшие сподвижники задержаны силовиками 22 сентября. Их подозревают в создании религиозного объединения, «деятельность которого сопряжена с насилием, а также в причинении тяжкого вреда здоровью двум и более лицам». По версии следствия, фигуранты использовали деньги участников общины и применяли к ним психологическое насилие. Прокуратура потребовала запретить секту. Сторонники виссарионовцев утверждают, что арест их лидеров связан с интересами компаний, которым община мешала осуществлять бизнес-проекты. Рослесхоз через суд требует признать незаконным генплан деревень, в которых живут последователи Церкви.


Практически сразу же появилась информация о том, что они якобы так долго процветали в своем «Городе солнца» потому, что находились под негласным покровительством региональной власти. В заказных статьях появились фотографии Усса с руководителями общины, муссируется информация о том, что краевой бюджет выделял деньги на школу виссарионовцев, привлекая их к подготовке к Универсиаде-2019. Под некоторыми из этих обвинений были основания.


— Оказание образовательной услуги — это полномочие органов власти, и бюджет Красноярского края финансирует образовательные учреждения. В этом смысле веро-
исповедание директора школы нам не очень интересно, средства распределяются в соответствии с законом. Мы не финансируем общину, у нас такого расходного обязательства нет и быть не может. Можно сказать, у нас связь не с общиной, а с детьми и педагогами — вполне себе легитимная и штатная, — пояснил председатель правительства Красноярского края Юрий Лапшин.


Наряду с этим Юрию Лапшину пришлось прокомментировать участие виссарионовцев в строительных работах в ходе подготовки Красноярска к проведению Зимней универсиады — 2019, которые привлекались в качестве плотников для обустройства парковых зон.


— Когда на те или иные виды строительных работ привлекаются люди определенных рабочих компетенций, как правило, заказчика волнует их профессионализм, а не вероисповедание, — отметил председатель краевого правительства.


К чему же все-таки приведет противостояние краевой власти и «Норильского никеля», покажет время. Очевидно одно: к сюжетам северной баталии, развернутой в Красноярском крае, придется возвращаться неоднократно. 

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2020
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®