просмотры: 2008

С красноярским особым акцентом

Алевтина Сперанская
Красноярцам приятна мысль о том, что в Сибири люди говорят «более чисто», чем в других регионах России. Под «более чисто» они имеют в виду диалектные особенности, и прежде всего — фонетические. Действительно, в Сибири не «окают», как на Севере нашей страны, не «якают», как в рязанских, псковских, тульских и орловских говорах. Здесь не произносят особое украинское «г» и белорусское «ч». У нас в крае нет московской скороговорки и ярко выраженного «а»: «сааасиба», «как ба». Нет и петербургского подчеркнутого «чт» в словах «что», «чтобы» мы произносим как «штобы». Жителю края кажется, что у нас нет ярко выделяющихся звучащих примет, по которым опознавался бы сибиряк. Однако это не так.

Конечно, прежде всего нас выдает специфическая лексика: и вездесущее «че», характерное для всего сибирского региона, и утвердительное «ну» вместо «да», и прописавшееся в бытовой речи «всяко-разно», и немалое количество других признаков сибирской речи. Не могу сказать, что эти признаки незнакомы большинству из нас. Причем известны они давно, не вчера описаны. Даже в знаменитом Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля сказано о «наречиях русского языка», где есть и описание «наречия сибирского». Читать наблюдения Даля очень интересно, настолько все верно подмечено и живо описано. Например, он отмечает такие старобытные, как он пишет, сибирские слова: вошкать (медлить), запарник (чайник), обутки (башмаки), сродный (двоюродный) и другие. В целом же, считает великий лексикограф, «в Сибири почти нигде нет картавости или косноязычия какого-либо вида». Так что общий фон звучания сибирской речи действительно не режет слух. Но она обладает своей неповторимой и легко узнаваемой мелодией, которую можно распознать. Мы этого звучания порой не слышим и не замечаем, потому что живем с рождения в этой речевой стихии. Давайте попробуем посмотреть на речь горожанина сторонними глазами. Именно «посмотреть», потому что я хочу поговорить не об устной, а о письменной речи нашего города.


О чем может думать лингвист, прогуливаясь по городу? Да о чем угодно! Только глаза его невольно будут читать любой текст, встречающийся на пути. Даже если это привычные и не замечаемые большинством горожан надписи в автобусах, вывески, баннеры, названия остановок, улиц и пр.


Самое сложное в нашем разговоре — выбрать одну тему, ведь вопросов, связанных с городской речью, очень много. Главное начать, а продолжение, быть может, не заставит себя ждать. Первое, на что я хочу обратить внимание, — это аббревиатуры нашего города. Они не всегда понятны приезжим, и это связано не с местной спецификой или с тем, что сокращение касается какой-либо местной организации. Причина — неправильное понимание той роли, которую играет аббревиатура на улицах города. А это влечет за собой ошибки в ее оформлении. Например, нельзя выносить на всеобщее обозрение такие якобы необходимые сокращения в названиях улиц: «ул. П. Коммуны», «ул. П. Железняка», «ул. Бр. Абалаковых», «ул. 78 Д. бригады». Я привела реальные примеры, которые должны быть заменены на нормальное, то есть полное написание. Конечно, тот, кто назвал улицы таким порой очень громоздким именем, не думал об удобстве использования данного знака (а имя улицы — это, безусловно, знак). В первую очередь он думал о необходимости запечатлеть память о событии, человеке, явлении. Но, как видите, думать об удобстве использования имени — это тоже важно, причем с точки зрения как языка, так и культуры. Подобные неграмотные сокращения не только представляют собой головоломку — нужно ведь еще догадаться, что скрывается под «П.», «Бр.», «Д.», они создают дурную репутацию красноярцам.


Еще одно загадочное для большинства жителей нашей страны «красноярское» сокращение — это киоски «Розпечать». Дело в том, что сеть, торгующая газетами и журналами в розницу, на всей территории России называется «Роспечать», то есть «российская печать». Сочетания «розничная печать» в литературном языке не существует. Есть грамотное «продажа печати (печатной продукции) в розницу», но переделать его в иное сочетание вопреки норме нельзя.


Другая аббревиатура, о которой пойдет речь, вызывает самые неприятные ощущения, потому что в ней заключена не просто безграмотность, а безграмотность, помноженная на невежественное отношение к культуре и истории, то есть варварство. Эта аббревиатура прописалась на красноярском автобусном маршруте № 51 и выглядит так: «госпиталь ВОВ». Почему это сокращение должно быть убрано как можно скорее? Во-первых, учреждение носит название Красноярский краевой госпиталь для ветеранов войн. Так что если кому уж очень захочется создать аббревиатуру, то это будет нечто вроде ККГВВ или ГВВ. Во-вторых, и это главное, в русском языке не сокращаются названия исторических событий! Так что название Великой Отечественной войны всегда остается полным. Поступая по-другому, мы нарушаем закон Российской Федерации, так как государственным языком России является русский литературный язык, а подобные написания противоречат его нормам. И никакие отговорки по поводу того, что полное название слишком длинное, не должны приниматься.


Тем более, что быть грамотным и культурным красноярцем очень просто, это не требует особого труда. Ведь не язык создал аббревиатуру «ВОВ», а невежественные варвары нашего времени. И насколько легко другие люди, понимающие смысл и значение таких ценностей, как память, язык, культура, без труда пишут тексты, в которых соблюдены не только нормы языка, но и нормы человеческих отношений.


Последняя «красноярская» аббревиатура, которую мы рассмотрим, — ГорДК. Кажется, здесь нет никаких сложностей. Но это как сказать. Попросите кого-нибудь из знакомых произнести полностью первое слово, скрывающееся под сокращением «гор». Иногда вы получите удручающий результат, так как звучать это будет так: «городское дэка». Некоторое таинственное «дэка» получило средний род, хотя на практике является дворцом культуры, то есть имеет мужской род. Так что совершенно правильно делают те, кто, объявляя остановки, не сокращает название, а произносит полностью: остановка «Городской дворец культуры». В разговорной речи мы, конечно, обходимся коротким «гордэка», и это совершенно нормально. Только надо помнить, что «дэка» — это не оно, а он.


Я даже приведу фотопример — часть афиши, где текст помимо основной задачи — информировать — выполняет вторую — быть культурным. Меня порадовало, насколько ненавязчиво авторы через графику донесли простую мысль (не всем очевидную!) о грамматическом роде аббревиатуры ГорДК. В тексте афиши она как будто «расшифрована».


Все наши речи, написанные и сказанные, не проходят бесследно. Частично они, конечно, забываются, но далеко не всегда оказываются хрупкой и ничего не значащей субстанцией. Небрежность в словах влечет за собой небрежность в мыслях, а затем и небрежность в поступках. Поэтому любое слово, произнесенное и запечатленное, требует к себе внимания.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2021
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®