просмотры: 590

Путинский плебисцит

Текст: Александр Чернявский
Сенсации не случилось — 79 % россиян, пришедших на избирательные участки или проголосовавших по интернету, выступили за поправки к Конституции РФ. В Красноярском крае сторонников изменений Основного закона было более 70 %. По этому показателю наш регион занял четвертое место в Сибирском федеральном округе.

 


Реформа, инициированная в январе Владимиром Путиным, существенно перепахала правовой фундамент, на котором после развала красной империи было основано российское государство. Первые две главы Основного закона инициаторы поправок редактировать не стали, однако более 200 изменений в статьи других разделов существенно затронули практически все важные сферы жизни — от институтов власти до социальных гарантий.

Наряду с коронавирусной пандемией конституционная реформа стала главным сюжетом первого полугодия 2020 года. Пока сложно оценить, насколько глобальным будет влияние нынешних событий на развитие ситуации в стране в ближайшие годы. Очевидно только, что они существенно меняют правила игры, как минимум для правящего класса. Безусловно, опосредованно эти метаморфозы в верхах отразятся и на простом люде.


Какие же цели преследовал российский президент — признанный гроссмейстер политической игры, — начиная крайне сложную конституционную партию? Наиболее популярная не только среди политически озабоченных субъектов версия о том, что Владимир Владимирович таким образом всего лишь решал задачу удержания в своих руках власти, имеет под собой основания, но, на мой взгляд, далеко не исчерпывает всех аспектов этой реформы. Давайте разбираться.


 


Отказ от наследия прошлого


Иногда, чтобы понять истинные мотивы того или иного политического решения, полезно посмотреть, как на него реагируют оппоненты. В случае конституционной реформы выясняется крайне любопытная картина. Внутри страны противники поправок в основном упирают на то, что Путин благодаря им получил теоретическую возможность легитимно править страной до 2036 (!) года. На Западе же огонь критики сосредоточился на том, что Россия в новой редакции Конституции провозглашает приоритет национального права над международным и отвергает многие святые для либеральной демократии ценности вроде однополых браков и т. п.


Претензии наших западных «партнеров» вполне логичны. По их мнению, ревизия Конституции 1993 года означает, что Кремль практически открыто отказывается от наследия ельцинской эпохи. Для них это крайне болезненный удар, поскольку в стратегической перспективе речь может идти и о пересмотре весьма благоприятных для Запада итогов холодной войны. Ведь ельцинская Конституция фактически стала важнейшим документом, который закреплял итоги исторического противостояния для страны, только что потерпевшей жесточайшее поражение в геополитической битве.


Идеологическая (и не только) победа наших противников позволила Западу в девяностые годы беспрепятственно навязывать нам свои либеральные ценности, в том числе и во многих разделах Конституции. После развала СССР многим растерянным людям в нашей стране казалось, что в этом есть своя сермяжная правда. Не просто так философ Фрэнсис Фукуяма провозгласил тогда скорый «конец истории». Экономическое, да и политическое превосходство либеральной модели вызывало тогда сомнения лишь у немногих скептиков.


Советский вариант коммунистической идеологии исторически обанкротился. Американская модель казалась подходящим заменителем коммунизму. Почему бы и нет? Ведь зарубежные и отечественные пророки во всех красках расписывали сияющие прелести потребительского рая, который ждет опустошенных духовно россиян в светлом либеральном будущем. Надо признать, в какой-то степени эти обещания сбылись. Потребительский рай в России построили. Правда, его плодами в основном пользуется верхушка, а остальным перепадают лишь крохи…


Последующие десятилетия показали, что либеральные семена на промозглой российской почве не прижились. Более того, и во всемирном масштабе привлекательность либеральной модели изрядно уменьшилась. Ведь именно демократии Запада не справились с новыми вызовами XXI века — экологическими, политическими, расовыми, эпидемиологическими и т. п. Глобальный кризис, неумолимо надвигающийся на мир, — во многом вина властителей коллективного Запада. Более того, КНР своим мощным экономическим рывком убедительно доказала жизнеспособность социалистической модели, пусть и в очень специфичном азиатском варианте.


В таком контексте держаться за ельцинскую Конституцию, которая была построена на гнилых либеральных сваях, особого смысла не было. С учетом того, что Владимир Путин, начиная со знаменитой мюнхенской речи 2007 года, достаточно четко продемонстрировал приоритет национальных интересов, ревизия Основного закона была делом времени. Удивительно другое — почему ее не провели, например, в 2015 году, сразу после возвращения Крыма в состав России? Уверен, что пять лет назад конституционная реформа прошла бы на ура. Нынче же ситуация для власти явно осложнилась.


 


Под знаком патернализма


Новая редакция Конституции замешана на дрожжах патернализма, консерватизма и традиционных ценностей. Вполне предсказуемо в агитации главный акцент делался на социальных гарантиях, незыблемости института семьи и национальных интересах. Другой вопрос, насколько новые статьи будут проецироваться на реальную жизнь. И в прежней версии Основного закона было немало правильных вещей, которые на практике оказывались прекраснодушными декларациями.


Пожалуй, именно в несоответствии громких и правильных слов начальства реальным делам власти состоит одно из главных противоречий нашей жизни. Доверие народа к правителям сейчас находится на критически низкой отметке. Этот процесс начался давно, но достиг своей кульминационной точки в 2018 году, когда власть по инициативе так называемых системных либералов запустила грабительскую пенсионную реформу. Негласный общественный договор был грубо нарушен и последствия стратегически неверного шага верхам придется расхлебывать очень долго.


Некоторые наблюдатели, комментируя конституционную реформу, высказывали предположение, что таким образом власть попыталась заключить с народом некий новый Общественный договор. Если это и так, то не факт, что эта попытка будет успешной. Подавляющее большинство населения нынче верит только реальным поступкам. В этом контексте курс нынешней власти вряд ли можно назвать направленным на удовлетворение народных интересов и чаяний. Социальные пособия во время пандемии и косметическое увеличение подоходного налога для богатых можно приветствовать, но пока эти меры выглядят ситуативными и конъюнктурными, которые только заядлые оптимисты могут назвать судьбоносным поворотом к нуждам населения.


 


Искушение обнулением


Если о будущем социальных статей в Конституции-2020 можно пока говорить только гипотетически, то изменения, которые приняты в разделе, касающемся государственного управления, могут быть «приземлены на местность» уже в ближайшее время. Зимой мы уже писали о том, как планировалось перераспределить в Конституции полномочия между разными институтами власти.


Но, пожалуй, самым принципиальным нововведением стала поправка, предложенная в марте депутатом Госдумы, первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой. Ее суть заключается в том, что принятие новой редакции Основного закона позволило обнулить все предыдущие президентские сроки Владимира Путина. Данная инициатива вызвала самую неоднозначную реакцию как у противников главы государства, так и лояльных к нынешнему режиму людей. Далеко не все из них хотели бы видеть Путина у кормила власти и после 2024 года. Почему же Владимир Владимирович согласился с этим предложением и фактически зажег зеленый свет?


Исторически в России всегда устойчивой была только конструкция власти с одним лидером на вершине пирамиды. В этом контексте обсуждавшиеся зимой варианты создания громоздкой конструкции с несколькими центрами власти вызывали закономерные сомнения в надежности и эффективности такой модели. В частности, по мнению политологов, вторым центром власти после 2024 года мог бы стать Госсовет во главе с Владимиром Путиным. Но кто в таком случае был бы главнее — новый президент или национальный лидер в статусе руководителя Госсовета? Даже в соседнем Казахстане, где эта модель существует уже два года, начались межэлитные конфликты. А в России, где издавна не рекомендуется поворачиваться спиной даже к соратникам, двоевластие могло бы закончиться очень жесткими разборками в верхах и нешуточными потрясениями для всей страны.


Не просто так Владимир Путин накануне старта голосования по конституционным поправкам сделал важное политическое заявление о том, что не исключает возможности своего выдвижения на новый президентский срок.


— Я не исключаю возможности баллотироваться, если это возникнет в конституции. Скажу абсолютно откровенно: если этого не будет [принятия соответствующей поправки в конституцию], года через два, я знаю это по собственному опыту, уже вместо нормальной ритмичной работы на многих уровнях власти начнется рысканье глазами в поисках возможных преемников, — подчеркнул президент России Владимир Путин.


Можно по-разному относиться к этим аргументам. Кто-то скажет, что таким образом Путин пытается объяснить нежелание расставаться с огромной властью. Другие же увидят в такой позиции искреннюю тревогу за будущее страны и желание сохранить политическую стабильность в ситуации, когда весь мир закрутился в вихрях глобальной турбулентности. Но как в этом случае пройти между Сциллой политического застоя и Харибдой очередной революции? Пока ясного ответа на этот вопрос никто не дал.


 


Мазутные реки Таймыра


В постсоветской России события, связанные с конституционной реформой, по странному совпадению всегда сопровождаются какими-то катастрофическими обстоятельствами. Так было в 1993 году, когда после потрясшего страну расстрела Белого дома и чудом не вспыхнувшей гражданской войны принималась ельцинская Конституция. Не обошлось без катастрофических обстоятельств и в 2020 году, когда из-за ковидного катаклизма даже пришлось на два месяца сдвигать сроки путинского плебисцита по конституционным поправкам.


В Красноярском крае помимо пандемии 29 мая случилась крупнейшая на Енисейском Севере экологическая катастрофа. В результате разгерметизации одного из резервуаров Норильской ТЭЦ-3 произошел разлив 21 тыс. тонн нефтепродуктов. Солярка попала в ручей Безымянный, реки Далдыкан и Амбарную, впадающую в озеро Пясино.


Разлив топлива был объявлен чрезвычайной ситуацией федерального уровня. В ситуацию пришлось вмешаться Владимиру Путину, который в начале июля провел специальное совещание, посвященное ЧП в Норильском промышленном районе. На орехи досталось всем — и владельцу «Норникеля» Владимиру Потанину, и руководству края, и всем контролирующим службам. Пинок первого лица взбодрил всех. Огромные ресурсы были брошены на ликвидацию последствий катастрофы. Днем и ночью несколько сотен человек трудились, чтобы собрать огромные объемы загрязненного соляркой грунта.


Трудились и правоохранители. Первым задержали начальника котлотурбинного цеха ТЭЦ-3 Вячеслава Старостина. Под следствием оказались также директор ТЭЦ Павел Смирнов, главный инженер Алексей Степанов и его заместитель Юрий Кузнецов, которых подозревают в нарушении правил охраны окружающей среды. Следственный комитет возбудил уголовное дело и в отношении главы Норильска Рината Ахметчина. Его обвинили в неисполнении своих должностных обязанностей при возникновении чрезвычайной ситуации.


 


Политический рикошет


Все происходящее вполне укладывается в обычные сценарии действия начальства после того, как жареный петух больно клюнет в известное место. Ручное управление, тотальные проверки предприятий пострадавшей отрасли, поиски крайних и т. п. Однако норильское ЧП все же выбивается из этого ряда, поскольку последствия этой техногенной катастрофы затронули как минимум нашу краевую политику.


На линии огня оказался в первую очередь Владимир Потанин, который благодаря печально знаменитым залоговым аукционам уже почти четверть века является владельцем Норильского комбината, построенного на костях тысяч жертв ГУЛАГа. Вновь заговорили о том, что в Норильске фактически создано «государство в государстве», в котором последнее слово остается за корпорацией. Ожидаемо раздаются голоса о том, что было бы справедливо вернуть этот актив в собственность государства.


На этом фоне заметно осложнились отношения между руководством региона и «Норильским никелем». Уже в начале июня наблюдались попытки разных сторон найти стрелочников. Во всяком случае, губернатор Александр Усс не без основания считал, что ФПГ подставила его перед президентом РФ. По словам губернатора, первые донесения о происшествии на ТЭЦ-3 были явной дезинформацией, скрывающей масштабы случившегося. Ответные залпы не заставили себя ждать. Вновь была инициирована волна слухов о якобы грядущей отставке Усса. Впрочем, эксперты считают, что опасность для губернатора преувеличена.


— Ситуация с аварией, конечно, тяжелая. Но я не думаю, что это является угрозой для Александра Усса. Все-таки сама по себе эта ситуация находится в зоне ответственности федеральных вертикально интегрированных структур. Я не думаю, что по Уссу эта ситуация как-то кардинально ударила, — полагает политолог Евгений Минченко.


А вот «Норильскому никелю» приходится сейчас держать трудную оборону. Пока удары следуют за ударом. В конце июня в технологической зоне Талнахской обогатительной фабрики был зафиксирован несанкционированный сброс жидких отходов в тундровую зону. Из труб вода с тяжелыми металлами, сернистой кислотой и поверхностно-активными веществами сливалась в тундру, откуда ручьями попадала в озеро.


Немало шума вызвал скандал с депутатом Московской городской думы Сергея Митрохина, у которого сотрудники безопасности в аэропорту «Алыкель» отобрали пробы грунта и воды после аварии на ТЭЦ-3,
которые московский парламентарий планировал отвезти в независимую лабораторию для анализа. Вряд ли оптимизма «Норникелю» добавила информация, что часть краевых парламентариев решила создать комиссию депутатского расследования причин катастрофы на Таймыре. В этом сюжете далеко до финальной точки и нам еще не раз придется вернуться к анализу экологических и политических последствий ЧП в Норильском промрайоне.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2020
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®