просмотры: 582

Полярный вектор

Текст: Александр Чернявский
Тема будущего Енисейского Севера прочно вошла в федеральную и региональную повестку. О нем говорят не только чиновники и депутаты, но и капитаны российской промышленности. Обсуждаются как перспективы освоения природной кладовой заполярных территорий, так и острейшие социальные проблемы людей, проживающих в бывших автономных округах. Хотя темы эти вроде бы из разных сфер, но для северян они неразрывно связаны. Не будет преувеличением сказать, что для тех, кто вручил Северу свою судьбу, речь идет фактически о смысле жизни.
Всплеск интереса к перспективам Заполярного региона не случаен. В декабре 2013 года в ежегодном послании Федеральному Собранию Владимир Путин назвал освоение Сибири и Дальнего Востока национальным приоритетом на весь XXI век. Хотя геополитические катаклизмы прошлого года, связанные с присоединением Крыма и начавшимся глобальным противостоянием с Западом, эту тему отодвинули немного в тень, но только не для сибиряков.

В Красноярском крае эта тема получила заметный толчок с приходом на капитанский мостик Виктора Толоконского. Новый губернатор явно сделал особую ставку на развитие северных территорий. Много о ней говорили на последнем Красноярском экономическом форуме. Правда, пока никто не берется предсказать, когда разговоры о новом этапе освоения природных богатств наконец-то перейдут в практическую плоскость.


 


Приоритеты освоения


В феврале была создана Полярная комиссия Красноярского края. Возглавил ее вице-премьер Юрий Захаринский, а заниматься она должна проектами по развитию северных территорий. Событие, на первый взгляд, интересное только для чиновников. В самом деле, сколько мы видели всевозможных комиссий в последние годы, которые бесшумной тенью появились и точно также исчезли, не оставив ни следа в жизни региона. Однако на этот раз есть надежда, что с чиновников все-таки будут спрашивать «по-взрослому». Государство возвращается в Арктику, которая после развала Советского Союза была на два десятка лет фактически отдана на откуп частным компаниям. И этот разворот можно назвать историческим.


В конце мая на заседании Полярной комиссии губернатор назвал главные приоритеты по освоению Севера. По словам Виктора Толоконского, предстоит провести серьезную ревизию законодательной и нормативной базы, которая будет стимулировать бизнес вкладываться в развитие бывших округов. Уже в следующем году планируется предусмотреть в краевом бюджете выделение денег на модернизацию транспортной и коммунальной инфраструктуры. Будет на Севере работа и для красноярских ученых, причем не только в области геологоразведки, но и в сфере экологии.


— Север может осваиваться только при очень больших вложениях в инфраструктуру и в человеческий фактор, — подчеркнул глава региона. — Он должен давать очень серьезную отдачу, очень высокую эффективность. В Красноярском крае это получается. Сейчас наибольшая отдача идет от Норильского промышленного района, однако наша задача — существенно повысить эффективность всего Севера края.


В условиях вялотекущего кризиса и сложных бюджетных проблем неизбежно возникает вопрос: а стоит ли овчинка выделки? Не секрет, затраты на обустройство Севера в разы превышают аналогичные расходы на материке. Не проще ли вложить эти деньги в развитие других территорий? Вопрос из разряда гамлетовских. Но все же краю без развития Заполярья не обойтись. Общие запасы полезных ископаемых на севере края оцениваются в 125 триллионов рублей! Это медь, никель, платиноиды, уголь, нефть, газ, алмазы и много чего еще. Очевидно, что все эти богатства можно получить только на фундаменте частно-государственного партнерства. И здесь, говоря о сфере ответственности государства, речь нужно вести, естественно, не только о региональной власти.


— Арктика — это не один субъект Федерации, а широтное взаимодействие регионов. Это значит, что необходимы механизмы межбюджетного взаимодействия этих регионов, — отмечает директор Института управления, экономики и природопользования СФУ Евгения Бухарова. — Сегодня субъекты Федерации могут формировать стратегические документы для совокупности территории. Это определенный шаг для того, чтобы сформировать систему стратегического управления. Мне кажется, Арктика — это в первую очередь тот регион, на котором необходимо будет отрабатывать методы и механизмы взаимодействия субъектов РФ для решения общенациональных задач.


С Евгенией Борисовной трудно не согласиться, однако нет уверенности, что в Москве есть понимание специфики северных проблем. Либералы из экономического блока федерального правительства явно не спешат предоставлять какие-то особые привилегии северным территориям. Их точка зрения известна: дескать, «особые условия» разрушают единое экономическое пространство страны. С этим постулатом можно согласиться, когда речь идет о средней полосе России, но все же Арктика с ее вечной мерзлотой и другими экстремальными условиями требует индивидуального подхода. Но столичным жителям нашу специфику понять трудно, поэтому и не стоит ждать каких-то быстрых решений на федеральном уровне. Пока придется осваивать Север, опираясь в основном на ресурсы края и компаний, работающих в регионе. Хотя понятно, что, например, проблемы, связанные с созданием современного ледокольного флота, на краевом уровне не решишь.


Есть в теме освоения Севера и аспекты, связанные с большой геополитической игрой.


 — Немаловажным для нас является обеспечение международного права, наше участие в международных проектах. На право владения береговой шельфовой зоной Арктики претендуют восемь государств: Россия, Канада, Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания, США. Большой интерес проявляют Китай, Япония и другие страны, — подчеркивает проректор по науке и международному сотрудничеству СФУ Сергей Верховец. — Потенциал Арктики огромен. России следует сработать на опережение, чтобы закрепить за собой приоритеты на территории и ресурсы.


 


SOS от северян


Планы освоения северных богатств вряд ли воплотятся в жизнь, если власть и крупный бизнес не будут учитывать человеческий фактор. А вот с этим аспектом дело обстоит совсем нерадужно. Проголосовав в 2005 году за объединение Красноярского края, жители Таймыра и Эвенкии вместо процветания и благополучия получили невиданные ранее проблемы. Об этом сами северяне говорили на круглом столе, который в сентябре прошлого года прошел в краевом парламенте.


— Мы столкнулись с проблемами, о которых даже не думали. Люди не могут получить паспорта и нужные для работы справки, потому что государственные структуры переехали в Красноярск. Куда-то исчезают военкоматы, загсы и другие органы власти. Нам приходится обращаться в прокуратуру, поскольку людям не оказываются государственные и муниципальные услуги, — возмущался депутат Заксобрания от Таймыра Валерий Вэнго. — К северным территориям нужен особый подход. Не забывайте, что от Дудинки до некоторых таймырских поселков расстояние составляет порой две тысячи километров! Мы говорим о возвращении Таймыру и Эвенкии особого статуса не ради привилегий, а для того, чтобы качество жизни наших людей было не хуже, чем на материке. За годы, прошедшие после объединения, к сожалению, никто в краевой власти системно проблемами северян не занимался. Многие вопросы сейчас находятся в очень запущенном состоянии.


За год мало что изменилось. Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов Красноярского края Семен Пальчин весной в ежегодном докладе, представленном депутатам краевого парламента, отметил, что жители северных территорий не могут получить элементарные государственные услуги. Чтобы оформить паспорт или разрешение на охотничье оружие, им приходится ехать за тысячи километров и тратить серьезные средства.


Есть проблемы у северян и с доступом к оленьим пастбищам, охотничьим и рыбопромысловым участкам.


— В условиях внедрения в законодательство РФ принципов платности за пользование земельными, биологическими ресурсами на конкурсной и аукционной основе не учитываются законные права и интересы коренных малочисленных народов, что сводит на нет принимаемые в последние годы меры социального и экономического характера, — отметил северный омбудсмен.


Не так давно в Заксобрании обсуждали вопрос и об астрономических ценах, по которым северянам приходится покупать продукты и предметы первой необходимости. Совсем не удивительно, что в бывших округах начали ностальгировать о временах политической автономности. К примеру, несколько лет назад Ассоциация коренных и малочисленных народов Эвенкии «Арун» отправила открытое письмо президенту Владимиру Путину, сообщая об ущемлении прав коренных народов Севера в регионе.


— Население Эвенкии обманули тем, что район наделят каким-то особым статусом, что местное население не потеряет рабочие места, уровень доходов и уровень жизни, обещали многое другое, но все осталось на уровне устных обещаний начальников из края, — говорилось в обращении ассоциации «Арун».


 


Особый статус


В конце июня депутаты краевого парламента в первом чтении приняли закон об особом статусе северных территорий. Согласно этому закону при губернаторе будет сформирован специальный совет, который поможет представителям северных территорий напрямую обсуждать проблемы с руководством края. В законе отражены вопросы, связанные с сохранением культуры и самобытности коренных малочисленных народов. Правда, назвать эти положения чем-то новым язык не поворачивается. Эти декларации уже давно прописаны в куче документов.


— Этот закон может удовлетворить самолюбие представителей элиты бывших округов. Возможно, он даст административный ресурс для купирования самых вопиющих проблем, но стратегически задачу развития северных территорий он не решает, — считает политолог Юрий Москвич. — В основе этого законопроекта лежит патерналистская философия, которая досталась нам еще в наследство от советской эпохи. Бесспорно, Север требует особого отношения, но возникает вопрос, когда федеральная и региональная власти начнут заниматься развитием экономики этих территорий. Там накоплен серьезный человеческий капитал, который уже пора использовать на полную мощность, как это, например, происходит в Скандинавии и Канаде. Но чиновники пока предпочитают идти по привычному пути, который, на мой взгляд, бесперспективен.


При обсуждении законопроекта чиновники пообещали, что до сентября мы увидим специальную программу социально-экономического развития территорий с особым статусом. Однако и эксперты, и представители региональной власти признают, что основные проблемы людей, живущих на Енисейском Севере, можно решить только с помощью федеральной власти.


— Жителей Таймыра и Эвенкии волнует не столько статус, сколько конкретные государственные услуги, а они в свою очередь во многом связаны с федеральными органами власти, потому что краевые и муниципальные услуги предоставляются достаточно эффективно, — подчеркивает вице-спикер Заксобрания Алексей Клешко. — Сегодня ключ в руках федеральных органов власти. Поэтому мы надеемся следующим шагом привлечь федеральный центр к решению этих проблем.


Директор Центра гуманитарных исследований и консультирования «Текущий момент» Сергей Комарицын, много лет занимающийся проблемами коренных малочисленных народов Севера, полагает, что красноярцам надо объединять усилия со своими соседями.


К сожалению, у нас получилось не объединение, а фактическое поглощение округов, которое больно ударило по простым людям. После ликвидации Министерства регионального развития на федеральном уровне практически не осталось структур, которым интересны проблемы северян. В этой ситуации защиту интересов народов, проживающих на территории Красноярского края, обязана взять на себя региональная власть, — говорит эксперт. — Полагаю, что красноярцам надо объединять усилия с другими сибирскими и дальневосточными регионами и готовить федеральный закон об особом статусе северных аборигенов, а потом совместными усилиями добиваться его принятия в Госдуме. Но это долгий и трудный путь.


Можно только подписаться под этими словами. Пройти этот путь придется, если мы хотим, чтобы Енисейский Север стал привлекательной территорией не только для временщиков, выкачивающих богатства из земных недр, но и для тех, кто навсегда связал свою судьбу с нашим краем.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2017
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®