просмотры: 168

Партийный экзамен

Текст: Александр Чернявский
Решатся ли в Кремле на политическую реформу?..

 


В России фактически стартовала очередная избирательная кампания. В сентябре в субъектах РФ в единый день голосования будут выбирать губернаторов, мэров (там, где еще у народа не отняли право на прямые выборы градоначальников), а также депутатов региональных и муниципальных парламентов. В Красноярском крае самыми значимыми политическими событиями 8 сентября станут довыборы в двух округах в Законодательное собрание края — в Кировском и Курагинском округах, где по разным причинам выбыли действующие депутаты (Алексей Клешко трагически ушел из жизни, а Егор Васильев перешел на работу в краевое правительство). Большой интерес вызывают и довыборы в горсовет Красноярска в округе №4 (Кировский район), где в прошлом году победил кандидат «против всех».

Для всех политических сил Красноярья нынешняя избирательная кампания станет серьезной проверкой сил накануне самых важных выборов — в Заксобрание и Госдуму, которые пройдут в 2021 году. Что касается федерального контекста нынешней избирательной кампании, то выборы-2019, по сути, должны ответить на вопрос — насколько успехи оппозиции на выборах-2018 и, соответственно, заметное падение популярности «Единой России» были закономерными или случайными. Извлек ли Кремль уроки из поражений и готовы ли оппоненты нынешней власти по максимуму использовать рост протестных настроений?


Именно поэтому важнейшей темой для внутриполитических дискуссий сейчас стали возможные трансформации партийного поля России. О том, что нужда в этих преобразованиях назрела уже достаточно давно, говорят и политики, и эксперты. Но рискнет ли пойти на реформы Кремль? Готовы ли сами партии меняться? Будет ли это капитальная перестройка или косметический ремонт? На эти вопросы мы попробуем хотя бы частично ответить в нашем материале.


 


ВОЖДИ И ОЛИГАРХИ


Почти 30 лет назад в стране началась эпоха многопартийности. Например, ЛДПР считает своим днем рождения 13 декабря 1989 года. Монополия КПСС окончательно закончилась с развалом Советского Союза. За эти десятилетия партийная система России неоднократно видоизменялась и мутировала. Партийные метаморфозы были естественным ответом Системы на беспрерывно возникавшие исторические вызовы.


Настоящее партийное раздолье мы наблюдали в ельцинские времена. Тогда российские партии еще казались относительно самостоятельными структурами со своей идеологией, лидерами, яростно боровшимися за власть, и конкретными группами населения, чьи интересы они представляли в парламентах всех уровней. Например, была Аграрная партия, которая делала ставку на сельчан. «Яблоко» считали «своей» партией многие интеллигенты советской закваски, ЛДПР ориентировалась на электорат, ностальгирующий по временам великой империи. «Демвыбор России» стал рупором либералов-западников, а «Наш дом — Россия» не скрывал, что делает ставку в первую очередь на номенклатуру и зависимых от государства пенсионеров.


Понятно, что партии и в девяностые годы не были абсолютно автономными. Все они сильно зависели от своих спонсоров. В первую очередь от благосклонности олигархов, цинично использовавших партийные структуры для конвертации своих миллиардов в политическое влияние. Именно финансово-промышленные группы оплачивали дорогостоящие избирательные кампании, кормили вождей и обслуживающих их политтехнологов. Главным фактором успеха для партий был доступ к федеральным телекомпаниям. Без денег и административного ресурса получить право засветиться в рейтинговых телепрограммах было невозможно. Впрочем, как и сегодня…


С приходом Владимира Путина к власти партийная система стала меняться. Во-первых, именно при Владимире Владимировиче оформилась классическая партия власти. Создание «Единой России» стало ключевым событием в партийной жизни нулевых годов. Во-вторых, закончилась олигархическая вольница и начались проблемы с финансированием практически у всех политических игроков, которые еще пытались противостоять власти.


Одной из причин разгрома нефтяной компании Михаила Ходорковского «ЮКОС» стало то, что его топ-менеджеры во всеуслышание заявляли: будут финансировать КПРФ на выборах в Госдуму в 2003 году. Геннадий Зюганов и его соратники в первой половине нулевых годов испытали, пожалуй, самый сложный период в своей истории. На закате эпохи Ельцина коммунисты представляли самую большую проблему для власти и даже пытались организовать импичмент первого российского президента. В начале правления Путина КПРФ не сразу поняла, что времена изменились, и традиционно для себя стремилась оказывать влияние на политическую обстановку в стране.


Власть сделала многое для того, чтобы противостоять давлению зюгановцев, выставить соответствующие заслоны. От компартии отсекали спонсоров, инициировали процессы эрозии в партийных рядах. Так, на левом фланге кремлевские политтехнологи создали партию, которая, согласно отдельным экспертным оценкам, должна была частично перехватить внимание и симпатии социалистически настроенных избирателей, — «Справедливую Россию». В результате в 2007 году на выборах в Госдуму страна получила четырехпартийную систему, сумевшую дожить (правда, не без приключений) до наших дней. В привилегированный квартет вошли «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». В политическом поле продолжали вялое существование партийные осколки ельцинской эпохи вроде «Яблока» и СПС, но их уже никто всерьез не воспринимал.


 


ЧЕТЫРЕ ФИЛИАЛА


Во время президентства Дмитрия Медведева партийная система была на удивление стабильной. Законодательные рогатки надежно ограждали парламентские партии от разных посягательств дерзких новичков на их владычество. Именно в этот момент самые проницательные наблюдатели заговорили о том, что парламентский квартет все больше стал напоминать одну большую партию власти, где существуют четыре филиала, каждый из которых отвечает за определенные группы избирателей.


«Единая Россия» стала партией не только бюрократии, но и лояльных бюджетников. КПРФ продолжала «окучивать» электорат, тоскующий о временах социалистической эпохи. ЛДПР по-прежнему заигрывала с националистами в контексте лозунга «мы за бедных, мы за русских», придуманного Жириновским еще на выборах 2003 года. «Справедливая Россия» пыталась подобрать тех, кто разочаровался в остальных партиях.


На выборах в Госдуму 2011 года подвох почувствовали избиратели, которые вполне обоснованно жаловались, что при всем богатстве палитры политических сил выбирать-то особо и не из кого. Именно тогда впервые столь явно проявилось разочарование в партийной системе, поскольку разрешенные Кремлем структуры уже не отвечали интересам и запросам многих групп населения и в первую очередь жителей больших городов.


Отчасти это разочарование привело к акциям протеста в декабре 2011 года на Болотной площади в Москве и в нескольких мегаполисах России. Хотя протест того периода и напугал власть, но с ним удалось относительно быстро справиться. При этом одним из следствий тех волнений стала либерализация партийной системы. Были, в частности, значительно смягчены условия для регистрации партий.


Однако надеявшихся на то, что очередная оттепель приведет к смене партийных кумиров, ожидало горькое разочарование. Появилось значительное количество партий-однодневок, классических спойлеров, которые ни на что не влияли и никак не угрожали положению признанных фаворитов. Что и подтвердилось на выборах в Госдуму 2016 года. Вечная четверка праздновала успех, никого из посторонних товарищей не допустив до депутатской кормушки. Сыграл свою роль и «крымский консенсус», а также то, что никто из спонсоров не стал вкладываться в потенциальных оппонентов большой партии власти.


 


СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС


Появилось ощущение, что эра партийной стабильности (больше похожей на застой) будет длиться вечно. Но грянул 2018 год. Владимир Путин, уверенно выиграв президентские выборы, видимо, решил, что запредельный уровень доверия дает ему право на риск. Летом был зажжен зеленый свет пенсионной реформе. Повышение пенсионного возраста аукнулось власти уже в сентябре. Единый день голосования показал, что народ сильно разочаровался в «Единой России», во властной элите в целом.


В этом смысле наиболее показательными стали выборы губернаторов. В последние годы кремлевские кукловоды предпринимали все возможные усилия, чтобы сделать выборный процесс максимально стерильным. В частности, все более-менее политически опасные конкуренты от оппозиционных партий отсекались от избирательных кампаний. Причем парламентские оппозиционеры охотно играли в поддавки и выставляли на выборы заведомо непроходных кандидатов. Так было и в прошлом году, хотя случилось непредвиденное: в Приморском и Хабаровском краях, Хакасии и Владимирской области победу одержали, по сути, технические кандидаты от ЛДПР и КПРФ! Только в Приморском крае ценой существенных усилий власти удалось смягчить ситуацию — переиграть и в конечном итоге поставить у руля своего кандидата.


Появляется закономерный вопрос — а что случилось бы, если кандидатам от «Единой России» противостояли настоящие конкуренты? Удалось ли единороссам одержать хотя бы одну победу? Ирония ситуации заключается в том, что и для системной оппозиции эти победы стали сюрпризом. Судя по многим признакам, их вполне устраивала сытая жизнь в тени «Единой России». И то, как эти партии, по сути, «слили» пенсионный протест в прошлом году, показывает, что их трескучая риторика и гроша ломаного не стоит. Главное, чтобы начальство пайку не отнимало…


Важно подчеркнуть, что большие проблемы сегодня переживает не только «Единая Россия». Вполне объективные трудности есть и у «медвежьих» оппонентов. Не за горами смена вождей в КПРФ и ЛДПР. Вряд ли она пройдет безболезненно. Хотя коммунисты переживут эти события куда легче либерал-демократов. Сила бренда КПРФ все-таки важнее личности Геннадия Зюганова. А вот для ЛДПР уход Владимира Жириновского на политическую пенсию чреват катастрофой, поскольку многие приверженцы этой партии отдавали ей голоса исключительно из-за харизмы Владимира Вольфовича. Трудные времена переживает и «Справедливая Россия», которая за последние годы потеряла в своих рядах многих ярких политиков.


События 2018 года четко показали, что партийная система страны переживает кризис, и он особенно опасен для власти на фоне растущих протестных настроений. В этом смысле Красноярский край — не исключение. «Единая Россия» держится на плаву исключительно благодаря слабости своих оппонентов. Кризис особенно заметен на левом фланге. И КПРФ, и «Справедливая Россия» перестали быть значимым фактором политической жизни региона. Во многом это связано с соглашательской позицией их лидеров, особенно явно проявившейся во время прошлогодней губернаторской кампании.


По сути, в нашем регионе сейчас сложилась двухпартийная система. Бал пока продолжает править «Единая Россия», но все более заметную роль на политической сцене начинает играть ЛДПР. Несмотря на то, что эту партию некоторые наблюдатели называют «младшим партнером» власти, многие события подтверждают: местные «соколы Жириновского» ведут на берегах Енисея самостоятельную игру, которая довольно неприятна «медведям». Во всяком случае, «младшим партнерам» вряд ли кто-нибудь разрешил бы выигрывать выборы в горсовет Красноярска по партийным спискам.


Правда, мартовский скандал с криминальным оттенком, где в качестве подозреваемых оказались бухгалтер регионального отделения ЛДПР Денис Бундюк, сын депутата Госдумы, советник губернатора Антон Натаров и медиаменеджеры интернет-порталов, близких жириновцам, сильно ударил по реноме оппозиционеров. И как сложится будущее красноярских либерал-демократов после ухода вождя? Один Бог ведает…


 


СОВЕТЫ ПОЛИТТЕХНОЛОГОВ


Еще осенью известные специалисты в области политтехнологий, обслуживающие власть, заговорили о необходимости как минимум косметического ремонта партийной системы. Евгений Минченко представил доклад «Новая политическая реальность и риски антиэлитной волны в России». Он был посвящен рискам возможных сценариев перезагрузки партийной системы накануне выборов Госдумы-2021.


Минченко предложил несколько рецептов для трансформации партийного поля, которые, по сути, призваны спасти нынешнюю власть. В частности, он предлагает применить технологию перехвата популистской риторики с помощью создания левого проекта, который соберет под свое крыло формально независимых политиков, противостоящих власти только на словах. Для этого желательно было бы разрешить практику создания на выборах партийных альянсов, существовавшую в России до середины нулевых годов. Также Евгений Минченко говорит о том, что партия власти должна заняться ребрендингом «Единой России», возможно, с помощью ОНФ.


В феврале в Госдуме на тему возможных изменений партийной системы прошли даже экспертные слушания, где звучали совсем разные мнения по поводу возможных сценариев.


— Без кардинального обновления модельного ряда и ребрендинга партии власти электорат не поверит. Нельзя влить новое вино в старые мехи, — заявил на слушаниях доктор исторических наук, профессор и заведующий кафедрой по связям с общественностью МГИМО, политолог Валерий Соловей. — В данном случае выживает не сильнейший, не самый большой и даже не самый умный. Выживает самый гибкий и готовый быстро реагировать на перемены. Поскольку партийная российская система — это, очевидно, не вершина мудрости, то у нее есть лишь один шанс на выживание, заключающийся в кардинальных изменениях.


Впрочем, по мнению некоторых участников слушаний, трансформация уже безнадежно опоздала.


— Стоит отметить: когда Евгений Минченко говорит о новой политической реальности — это уже отставание. О таких вещах надо было говорить прошлым летом, когда запустили те самые непопулярные политические реформы, — не без язвительности заметил лидер общественно-политического движения «Новая Россия» Никита Исаев.


В Кремле подобные мнения пока только анализируют. Верхи явно боятся повторить печальный опыт горбачевской перестройки, когда вроде бы косметические изменения привели к крушению империи. Однако времени для раздумий у правящей элиты остается все меньше.

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2019
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®