просмотры: 23

Дачные воспоминания

Текст: Тамара Комарова Фото: архив КККМ
Дачи в России появились в XVIII веке во время Петра I. Первыми обзаводиться загородными домами-дачами стали дворяне. Так дороговизна и суета города компенсировалась неторопливостью сельской жизни, свежим воздухом и наличием природы.

Постепенно дачи стали обязательным атрибутом не только дворян, но и других зажиточных слоев населения, включая лавочников и писарей. Выезд на дачу был модным и престижным, больше всего дач находилось под Петербургом и Москвой — в 1888 году вокруг Москвы наcчитывалось более 6 тыс. дачных домиков.

 


Модный отдых


Дачное общество в Красноярске по сравнению с европейскими городами было незначительным. Между тем в XIX веке из-за каменистой и песчаной почвы и отсутствия леса с западной стороны город задыхался от пыли, что и вытеснило в середине позапрошлого столетия городскую элиту в пригород. Особую популярность в Красноярске дачи получили в 1870-1880-е годы. Садовые участки находились за городским садом на берегу Енисея, на Поповом лугу, Береговой улице, Гремячем ключе, за Успенским монастырем, в Покровской слободе и на прибрежной линии реки Качи. Большим спросом пользовались дачи на Гремячем ручье и в районе Таракановки — местность ближе к Гремячему ручью, близ монастыря. Здесь находились дачные угодья известных красноярцев: П. С. Смирнова, П. С. Ляпунова, П. И. Гадалова, П. И. Кускова и братьев Кузнецовых.


В 1870 году на средства Успенского монастыря была сооружена береговая дорога между Гремячим ключом и монастырем. Эта дорога являлась кратчайшей и была очень любима горожанами, которые совершали прогулки к ключу по воскресным дням. К тому же береговая дорога значительно сокращала путь — добраться до загородного домика можно было за 40–50 минут, в сравнении путь по круговой дороге через город занимал до 1,5 часа. Имеются сведения, что красноярские дачники просили городскую думу ассигновать сумму в размере 10 тыс. рублей на укрепление и ремонт дороги; предлагалось также брать сбор за проезд по дороге с экипажей, велосипедов и других «двигателей», кроме пешеходов.


 


Земельные отношения


До 1917 года земля под дачные участки межевалась и вносилась в план, который составлял городской землемер. Затем план утверждался городской думой. Стоимость за квадратную сажень определялась в сумму от 2 до 10 копеек. Оценку делала городская управа, она же заключала контракт на пользование землей на определенное число лет. Дача, как правило, состояла из жилого дома, кухни и надворных построек, а также огородных и садовых насаждений. Чем дальше располагался участок, тем меньше стоила сажень. Учитывая отдаленность от города, в 1875 году за сажень на берегу Енисея брали до 4,5 копейки, за монастырем — по 2 копейки. Если же на даче предполагалось промышленное заведение, то сажень стоила 25 копеек. К примеру, с Е. П. Кузнецовой за дачный участок в Гремячем ключе брали по 2 копейки за квадратную сажень. А с красноярского врача С. С. Франкфурта дума запросила 10 копеек за квадратную сажень, и тот обратился с жалобой в городскую управу, которая объяснила повышенную стоимость сажени тем, что у врача имелось много хозяйственных построек. Но разность в оплате за участки не особо беспокоила их владельцев: Г. В. Юдин неоднократно продлял сроки аренды участка в Таракановке, платя по 10 копеек за сажень; он намеренно выбрал место для дачи на горке, с которой открывался чудесный вид на Енисей. Его дача состояла из двух домов и службы, здесь же благоухал сад и небольшая оранжерея. Примечательно и то, что после пожара, случившегося в Красноярске в 1881 году, семья Юдиных осталась жить в великолепно отстроенном дачном доме. Именно тогда к флигелю пристроили второй этаж, который заняла библиотека, ставшая одним из богатейших частных хранилищ России. Недалеко от Юдинской дачи разместились загородные дома семьи Гадаловых, П. И. Кузнецова и строителя железнодорожного моста Е. К. Кнорре. Со строительством моста все свободные земельные участки в этой местности были заняты мостостроителями — на горе появилось несколько домов для служащих, а ниже бараки для рабочих. Соседством железнодорожного моста многие дачники были недовольны, так как не стало прежнего приволья и обилия зелени, украшавшей дачную дорогу. Некоторые жаловались на скученность дачных построек и на то, что железная дорога затрудняет передвижение, так как ходить через рельсы нужно с палочкой. Кроме того, с прокладкой железнодорожной линии часть дачных строений ушла под полотно дороги, а другим мешал грохот проходящих поездов.


В тоже время дачные участки были не только способом отдыха, но и неплохим заработком для их владельцев. В качестве примера можно привести купеческую дочь Е. П. Кузнецову, у которой насчитывалось 5 дачных домов, сдаваемых в наем. Бывали и случаи, когда загородные земельные участки захватывались незаконно. Так, 3 октября 1907 года красноярские жители Михневич и Иванчук подали ходатайство в городскую думу о возвращении им самовольно занятых земельных участков в Таракановке. Члены специально созданной комиссии осмотрели участки и постройки и вынесли решение о сносе строений, но, учитывая «малую состоятельность» ходатайствующих и наступление холодов, отложили снос до весны.


 


Дачные хлопоты


Первые выезды на дачу начинались ранней весной. И неслучайно: нужно было убрать сухие ветки, листья, навести порядок в домиках-кухнях и в самих домах, прибрать сад, устроить погреба, забить их льдом и снегом, вскопать грядки, подготовить клумбы, подправить заборы и калитки. Весной с дач вывозился мусор, ветки, щепки, привозился чернозем на грядки, гравий на садовые дорожки, запасался корм для лошадей на тот период, пока не появится молодая трава. На базарах закупались удилища, лески, грузила, крючки для рыбной ловли, инструменты для работ по дереву и другая полезная утварь. Некоторые семейства выезжали на уборку дач, когда на деревьях только распускались почки и кое-где еще лежал почерневший снег. На больших же дачах состоятельных граждан жили сторожа, которые также активно подготавливались к встрече хозяев.


На лоно природы Красноярск начинал переселяться в конце мая — начале июня. С утра и до вечера тянулись по городским улицам ломовики, увозившие домашний скарб за город по направлению к Гремячему ручью, к монастырю, деревням Базаиха и Торгашино. Хозяйки заранее собирали все необходимое для летней жизни за городом: кухонную и столовую посуду, нехитрую утварь (кадушки, бутыли, сковороды, ухваты), а также кровати, матрацы, одеяла, белье и одежду. Обязательной принадлежностью дачной жизни являлся самовар: он был красив, удобен и придавал завершенность столу.


Выезд на дачу — долгожданное и радостное событие, особенно для молодежи, которой нравились ежедневные прогулки, наполненные ароматом реки и леса. Любимым занятием для многих дачников было катание на лодке на Шелонин бык до деревни Овсянка по безбрежной дали Енисея. Или вечерние общие катания на больших «компанейских» лодках, иногда это были довольно рискованные прогулки. Младшие дети играли в лапту, в бабки, в цветные стеклышки, ловили сачками бабочек, запускали бумажных змеев. На ручьях мастерили игрушечные мельницы, переправы, играли самодельными лодочками, корабликами. Взрослые любили играть в крокет. Одним из любимейших развлечений было купание. На ходу срывая рубашки, младшие дети прибегали к Енисею уже раздетые. Многие дачи имели собственные купальни с навесами, скамейками, которые устраивались вдоль берега. Менее состоятельные владельцы сооружали общую купальню.


С наступлением вечеров у качелей собиралась молодежь, а пожилые дачники усаживались у окон, наблюдая закат. На многих дачах устраивались беседки, где можно было отдохнуть от летнего зноя, выпить вечернего чаю и порассуждать о смысле жизни. Вечерами отдыхающих часто донимали комары, так как в большинстве дач владельцы оставляли небольшой естественный участок леса.


 


В духе традиций


Специальных летних нарядов у дачников не существовало. Учителя, чиновники, служащие, купцы и на дачах одевались так же, как и в городе. Белый китель, темные брюки, фуражка с белым чехлом или шляпа из соломки, в редких случаях панама. Женщины надевали скромные светлые платья и туфли, без чулок из дома не выходили. Если мужчина-дачник шел в гости, то он не мог появиться без воротничка и галстука. В прогулках на реку или в лес надевали рубахи-косоворотки, подпоясанные шнурком с кистями. С приобретением продуктов за городом дело обстояло просто. Утром около дач появлялись повозки с сидящими на передке возчиками, которые громко кричали: «Мясо, мясо! Кому мяса! А вот грибы, грибы!». Из калиток выходили хозяйки и покупали все необходимое. Важную роль в рационе дачников играла рыба. Ближе к вечеру к берегу Енисея причаливали крестьянские лодки, с которых дачники ведрами покупали рыбу, дичь (глухарей, рябчиков, куропаток, уток), а также дары леса (малину, клубнику, смородину, черемуху и грибы). Любили дачники и пиво, которое привозили в изобилии. Сами дачники запасались только солью, сахаром и мукой, из которой все лето пекли хлеба, булки, пирожки, шаньги и легкое печенье. Так, в выходные дни со всех дач неслись запахи стряпни.


Традиционно за летний период в дачных садах выращивалось много яблок, груш, слив, вишен и других ягод, а также разнообразных овощей. Некоторые садоводы, несмотря на климатические особенности, выращивали дыни, арбузы. С появлением первых ягод и плодов начиналась заготовка на зиму. При этом для варки варенья использовались не совсем спелые плоды и ягоды, чтобы в процессе приготовления они не разваривались. Ягодное варенье готовили в начале или под конец сезона. Ягоды и фрукты снимались после нескольких сухих и ясных дней, снятые в сырую погоду плоды становились водянистыми. Варенье варилось обычно в больших и низких тазиках из желтой меди. Ягоды должны были лежать тонким слоем, чтобы их можно было встряхивать. Их перекладывали в фаянсовую или глиняную посуду и давали остыть, а затем в стеклянные банки или глиняные горшки. Завершался дачный сезон в сентябре — начале октября. И опять по улицам тянулись ломовики со скарбом, который дачники перевозили на городские квартиры. После 1917 года многие дворянские дачи были объявлены муниципальной собственностью и стали использоваться под школы, учреждения, дома отдыха или жилые помещения. Так, дачные постройки Юдина были отданы под жилье, а на нижнем этаже библиотеки разместилась школа.


 Со второй половины 1920 года в Красноярске начинается создание дачных кооперативов, что в какой-то степени помогает облегчить жилищный голод. И все же до 1940 года дачи были явным признаком принадлежности к элите. После Великой Отечественной войны садовые товарищества и дачно-строительные кооперативы стали появляться массово. Строительство дачных домиков осуществлялось по типовым проектам, земельные наделы имели строгие ограничения.


Прошли годы, у современного поколения иные жизненные ценности и приоритеты, но отдых на природе вдали от шумной городской суеты по-прежнему актуален. Прелесть безмятежного летнего дня, жужжание пчел, запах цветов, свежескошенной травы и долгие вечерние беседы за чашкой ароматного чая со свежим вареньем — такое время препровождение нравилось нашим предкам, так любим отдыхать и мы — жители современных мегаполисов. 

OOO "РЕНОМЕ" (С) 2005 - 2019
Наш адрес: 660077, г.Красноярск, пр.Молокова, 40
(391) 276‒02‒57 многоканальный
(391) 277‒06‒66
(391) 276‒03‒57

Разработка RILMARK®